Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Про оккупационные режимы, партизан и спецназ

Четвёртая Мировая война уже идёт. Она пришла на смену Холодной войны в тот день, когда рухнул Советский Союз, когда Соединённые штаты америки получили безраздельное военное господство над Миром. С 2001 года, после провокации 11 сентября устроенной в Новом-Йорке и Вашингтоне Четвёртая Мировая война уже идёт под надуманным лозунгом «борьбы с международным терроризмом». При этом США и Великобритания, прикрываясь этим лозунгом, в одностороннем порядке «назначают» террористами одних (государства с неугодными им режимами) и оправдывают терроризм других (сепаратистов внутри тех стран, правительства которых неугодны Вашингтону и Лондону) и свой собственный.

 

 

С учётом трагичного опыта Югославии и Ирака, прогнозирования развития военно-политической обстановки в Мире, вооружённые силы всех государств, не вписывающийся в новый мировой порядок – неоглобализм, должны готовиться и к войне специальными в том числе и партизанскими методами на государственном уровне. Готовиться, потому что рано или поздно станут объектом агрессии. Только организация действующего фронта специальными разведывательно-диверсионными силами в тылу противника (на оккупированных им территориях и внутри стран агрессоров) и координируемое на профессиональном уровне партизанское движение (по примеру советских партизан в 1942-1945 гг. Вьетнама в 60-70-х годах ХХ века, Афганистана 1979-1989 гг.) позволит достичь успеха в современных масштабных общевойсковых операциях.

Любая современная война или вооружённый конфликт преследует, прежде всего, политические цели – установление агрессором или внутренней вооружённой оппозицией необходимой формы власти. Власть даёт возможность контроля над экономикой, что в свою очередь способствует удовлетворению экономических интересов агрессора в том числе и посредством марионеточного режима, приведённого им к власти. Таким образом, любая война преследует, прежде всего, экономические цели. История знает множество примеров, когда к власти в стране приходит правительство, преследующие экономические интересы чужого государства. Обычно его и принято называть марионеточным, хотя, по своей сути, оно является оккупационным. Оккупационные правительства не всегда приходят власти вооружённым путём, и примером тому новейшая история России.

Суть макроэкономических процессов в современном мире заключается в установлении глобального контроля над всеми сферами человеческой деятельности узким кругом транснациональных корпораций с целью получения максимальной экономической прибыли и предупреждения собственных экономических угроз. Кроме чисто экономических факторов предупреждения угроз в условиях мировой «рыночной экономики», существует и другой – силовой. Современная война или вооружённый конфликт являются апогеем силового предупреждения экономических угроз, когда политические, экономические, специальные силовые методы (шантаж, убийство и др. преступные методы силового воздействия на объект) не приводят к необходимому эффекту. Ярчайшее тому подтверждение агрессия США и Великобритании против Ирака под предлогом свержения тоталитарного режима Садама Хусейна. Истинная цель войны - доступ к иракской нефти, т.е. экономические интересы агрессора, который осознает степень собственных экономических угроз, вызванных нарастающим потреблением человечеством углеводородного сырья на фоне его ограниченных не возстанавливающихся запасов.

Пришедшую на смену Второй мировой войне Третья мировую войну (холодную) сменила Четвёртая мировая.

Цель её – установление однополярного мира и глобального контроля над природными ресурсами и рынками сбыта, тотального контроля над всем и каждым. На современном этапе основными целями Четвёртой мировой войны являются установление контроля над энергетическими (углеводородными) ресурсами и массовым сознанием населения планеты. Первая цель выполняется политическими, экономическими и силовыми методами. Для достижения второй цели изпользуются психологические методы воздействия на человека с помощью средств пропаганды (кино, телевиденье, радиовещание, печатная продукция и специальных методов психологического воздействия).

Влияние на сознание населения собственной страны в интересах своего государства является пропагандой, воздействие на противника – психологической войной. В том случае, когда на сознание населения страны воздействует пропагандистский аппарат марионеточного правительства, преследующего интересы другого государства, имеет место идеологическая диверсия. Сутью современной психологической войны и идеологической диверсии является разрушение вековых общечеловеческих нравственных норм и моральных ценностей и их подмена пресловутой «свободой личности». Под это понятие подведено полное растление личности с последующим тотальным контролем над покорной «человеческой биомассой». Отуплённая, безнравственная и аморальная «человеческая биомасса», это уже не многоликое Человечество с самобытной культурой и веками выработанными нормами морали, а лишенный духовного стержня зомбированый лекторат, покорно и, самое страшное, неосознанно следующий воле «хозяев Мира». Иными, более научными, словами – конечная цель психологической войны, как и идеологической диверсии, это формирование общественного сознания в интересах создания однополярного мира, мира которым будет править «золотой миллиард».

Формы оккупационного режима и основы борьбы с ним

На протяжении всей истории вооружённой политической борьбы человечества, для установления контроля над захваченными территориями и странами выработались три основных типа оккупационного режима.

Оккупационный режим первого типа «Завоевание»– это форма политического режима, когда контроль над одним государством установлен в ходе вооружённого нападения другого государства  или блока государств (далее по тексту «государства»). При таком режиме все функции государственного управления в завоеванной стране осуществляются агрессором и если её территория оккупирована полностью, то государственность страной теряется полностью. Примеры такого режима оккупированные Германией земли Украины и Белоруссии в годы Великой отечественной войны.

Оккупационный режим второго типа «Подчинение» – это форма государственного устройства, когда власть в стране добыта в ходе вооружённого нападения или вмешательства другого государства, но к власти приведено правительство из граждан страны подвергшейся агрессии, преследующее политические и экономические интересы государства-агрессора. Такое правительство, как правило, назначается агрессором напрямую или в ходе «демократических» выборов, а страна жертва агрессии сохраняет лишь некоторые атрибуты государственности (силы правопорядка и «самообороны», судебную и др. формы государственной власти). Пример: Режим Виши в оккупированной Франции в годы Второй мировой войны, Ирак после 2003 г. и др.

Оккупационный режим третьего типа «Продажный» – это форма государственного устройства, когда власть в стране добыта без прямого вооружённого вмешательства другого государства, но у власти находится правительство, преследующее политические и экономические интересы государств при поддержке которых пришло к власти или мировых надгосударственных структур типа Международного валютного фонда и прочих. При таком типе политического устройства сохраняются все атрибуты и независимости государства и его институты. Оккупационный режим третьего типа может устанавливаться правительством, пришедшим к политической власти в ходе гражданской войны, военного переворота, «демократических» выборов или реформы политической системы, прямого подкупа чиновников госаппарата и другими способами, характеризующиеся изменой Отечеству (не государству. – Прим. ред.).

Оккупационный режим третьего типа, как форма государственного устройства, характерен для процесса создания однополярного мира – Четвёртой мировой войны. При этом сохраняется агрессивная сущность другого государства или международных надгосударственных структур, противостоящих истинной независимости страны, ловко прикрываемая политической демагогией. При этом агрессор (агрессивный блок, международная структура) не проявляют в открытую своей агрессивной сущности, изпользуя механизмы скрытного управления внутренними делами «независимого демократического» государства и его внешней политикой.

Основные условия партизанской борьбы

Партизанская борьба является организованным способом вооружённой борьбы с агрессором путём нанесения ему поражения во всех сферах деятельности (политической, военной, экономической, коммуникационной, морально-психологической  и др.) посредством действий иррегулярных вооружённых формирований на своей территории, а также организации специальных действий разведывательно-диверсионных сил на территории страны-агрессора.

Основными способами борьбы с оккупационным режимом первого и второго типов является организованное партизанское движение, имеющее ярко выраженный вооружённый характер, направленное против вооружённых и полицейских сил агрессора, административных органов и силовых структур марионеточного режима (второй тип).

Вооружённая партизанская борьба, как способ борьбы с оккупационным режимом третьего типа разсматриваться не может, так как объектом её воздействия будут являться «законная» власть и вооружённые силы собственного Отечества (читай – свой Народ). В этом случае действия «партизан» с помощью государственного пропагандистско-идеологического аппарата попадают под понятие «диверсионно-террористическая деятельность», каковой на самом деле и являются. Основной способ борьбы с третьим типом оккупационного режима – политический и идеологический. Однако, он,  в условиях психологической войны и идеологической диверсии* при подавляющем контроле оккупационным правительством официальных и подконтрольных надгосударственными международными структурами средств массовой информации, представляется малоэффективным, но не безперспективным.

*Идеологическая диверсия – это влияние пропагандистско-идеологического аппарата оккупационного режима второго и третьего типов на сознание населения собственной страны в интересах государства агрессора с целью удержания власти и обезпечения экономических интересов агрессора.

Перспектива такой формы борьбы с оккупационным режимом третьего типа видится в формировании круга единомышленников (союзников), способных сообща переломить создавшуюся в стране ситуацию путём проведения специальной акции (серии специальных акций), направленной на свержении оккупационного режима или создания базы для ведения партизанской войны в случае введения на территорию страны вооружённых сил другого государства. Технология ввода этих сил различна, начиная от официальной просьбы оккупационного правительства в оказании ему военной помощи из вне до создания условий для ввода международных «миротворческих сил», «сил поддержания правопорядка» и различных других ограниченных контингентов войск с целью поддержки оккупационного марионеточного режима по удержания им власти в стране в критический период. Причем, реальные сценарии такой международной «помощи» серьёзно разсматриваются в НАТО. К примеру, войска Блока под прикрытием пресловутой «Концепции энергетической безопасности  Европы» могут взять под свой контроль месторождения углеводородного сырья и объекты инфраструктуры его транспортировки в Европу. При этом под понятие «объекты инфраструктуры» попадут не только трубопроводы, компрессорные станции и нефтяные терминалы морских портов, но и объекты энергетики (в т.ч. и ядерной), крупные мосты, железнодорожные узлы, международные аэропорты, административные центры и др. Естественно, что при таком сценарии международным силам придётся брать под контроль и объекты вооружённых сил страны (стратегических войск, ПРО и ПВО, аэродромы, крупные арсеналы оружия и боеприпасов, военно-морские базы и др.). Вряд ли войска, повинуясь приказу верховного главнокомандующего, окажут агрессору организованное сопротивления, ведь агрессор будет представлен как союзник и помощник в установлении «конституционного порядка» или обеспечении «прав граждан». Да и какие войска? Оккупационный режим к тому времени сделает всё, что бы превратить вооружённые силы из института защиты страны от внешнего врага в жандармские формирования, предназначенные для наведения «конституционного порядка» в среде вышедшего из-под контроля населения страны. Оккупационному правительству вооружённые силы, способные нанести сокрушительный удар внешнему врагу ни к чему. Полицейские и жандармские формирования  - да, вооруженные силы, ориентированные на борьбу с терроризмом, – да, ядерные силы сдерживания – тоже да. Вот только последние нужны не как силы сдерживания агрессора, а как атрибут оболванивания обывателей «ядерным зонтиком». Ведь современное высокоточное оружие, на которое сделали ставку США и страны НАТО, куда эффективнее «грязных» ядерных зарядов, представляющих в случае применения угрозу всей земной цивилизации. прогресс в области высокоточных вооружений на западе не стоит на месте, а технологии его применения были обкатаны ещё в 1990 г. в Кувейте и Ираке, в 90-х годах в Югославии, В начале ХХI  века в Ираке и Афганистане. Но и для этого оружия существует противоядие, только не в виде самых лучших в мире «летающих» танков Т-90, умеющих зависать на месте и летать вперед хвостом новейших самолётов (увы, всего лишь 4-го поколения, в то время, когда на вооружении ВВС ряда стран имеются серийные самолеты 5-го поколения, у нас концепция такого самолёта даже не разработана), мобильных ракетных баллистических комплексов «Тополь» и другого потешного оружия. Потешного, потому что тешит публику на шоу, устраиваемых на различных международных салонах вооружений, а в войсках имеющегося только в единичных экземплярах.

Не выходя за рамки публикации, можно констатировать факт, что в случае вооружённой агрессии, под каким бы соусом она подносилась, единственным способом вооружённого противостояния оккупантам может оказаться только партизанское движение. Приводя в начале публикации дату организованного партизанского движения в СССР в годы Великой отечественной войны, автор не ошибся. Именно с 1942 г. оно приобрело организованный характер после создания в Москве Главного штаба партизанского движения. Организуй мы его до начала Великой отечественной войны, и военная машина вермахта начала бы давать сбои ещё в первые дни и недели агрессии от ударов советских партизан и разведывательно-диверсионных органов по коммуникациям, лишая передовые части боеприпасов, горючего и продовольствия, отвлекая часть сил с фронта для борьбы с партизанами и разведывательно-диверсионными группами Красной Армии. К сожалению, история не приемлет сослагательного наклонения «если бы».

Эту же ошибку повторил и Садам Хусейн в 2003 г. То партизанское движение, которое возникло уже после оккупации Ирака США и их сателлитами, уже не смогло сыграть серьёзной роли в оказании сопротивления оккупационным войскам. Причиной тому не ярко выраженный исламский экстремизм, ярлык которого, не без основания,  был прилеплен повстанцам, а их возможность ведения эффективной партизанской войны. Войны, в которой не приемлемы акты терроризма в отношении гражданского населения, межусобная борьба за власть, шантаж жизнями заложников и др. Даже без серьёзных специальных действий на коммуникациях противника, буквально через несколько дней начала агрессии экспедиционные силы США получили приказ остановиться на достигнутых рубежах, а на отдельных направлениях даже вернуться назад. Причиной этого оказалось банальное отставание тылов, которые оказались не готовыми к  своевременному обезпечению передовых ударных частей боеприпасами, горюче-смазочными материалами, водой и продовольствием. Лишив всего этого передовые части  противника организованными специальными и партизанскими действиями на его тыловых коммуникациях, можно обездвижить целые дивизии. Применяя этот метод отражения агрессии в период первой оборонительной операции войны, выигрывается время для развертывания основной группировки войск и создаются благоприятные условия для проведения первой контрнаступательной операции.

Казалось чего проще? Но менталитет современного генералитета таков (как показывает пример Ирака, не только в России), что любое упоминание о «партизанстве» вызывает у него гримасу отвращения. Именно этим и объясняется предвзятое отношение военно-политического руководства России к армейскому спецназу, как единственной реальной силе ещё способной организовать специальные действия в тылу противника.  Этим объясняется и развал системы подготовки действующего резерва на Курсах усовершенствования оперативного состава - КУОС КГБ СССР в начале 90-х годов, готовивших кадры для партизанской войны.

Выводы

Разсматривая партизанские действия, как способ вооружённой борьбы с агрессором, следует определять формы и методы противостояния ему, изходя не только из особенностей организации и тактики действий агрессора, но и формы оккупационного режима. Изследуя современный опыт войн и вооружённых конфликтов в зоне Персидского залива, Югославии и Афганистане можно с полной уверенностью сделать вывод, что время партизанских методов вооружённой борьбы не ушло в историю, хотя они и претерпели определённые изменения. К сожалению, для нас, эти изменения, прежде всего, коснулись вооружённых сил тех стран, которые на протяжении нескольких последних десятилетий претендуют на мировое господство, выступая в роли агрессоров (военных, политических, экономических и др.). Именно в этих странах сформированы так называемые Силы специальных операций, основная задача которых создание действующего фронта в тылу врага в том числе и посредством привлечения местного коренного населения (боснийские мусульмане в Боснии и Герцеговине, албанцы в Косово, курды в Ираке и др.) При этом, в России, являющейся родиной теории и практики партизанской войны, подобные формирования так и не созданы. Имеющиеся в составе Министерства обороны России части специального назначения не имеют единого органа управления, собственных средств переброски и вывода разведывательно-диверсионных органов и их поддержки, лишены законодательно-правовой базы и лихорадочно кроятся в угоду конъюнктурных интересов отдельных военных чиновников. Обидно не только за Державу, как выражался поручик Верещагин, но и стыдно перед нашими предками -  классиками партизанских методов вооружённой борьбы  Денисом Давыдовым и Ильей Стариновым, внесших огромный вклад в науку о специальных действиях в тылу врага. Будем надеяться, что отдельные посеянные ими зёрна всё же упадут на благодатную почву и дадут здоровые ростки, только бы не спалил бы их раньше времени пожар Четвёртой мировой войны.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь