Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Украинская химера или 23 ступени в пропасть. Часть 1

После преступного расчленения СССР власть на Украине захватили откровенные русофобы во главе с президентом Л.М.Кравчуком, которые сразу начали реализацию главной политической задачи – скорейшего освобождения «самостийной державы» от наследия «российской оккупации»! В том, что именно этот политический флюгер и перевертыш, долгое время рядившаяся в тогу правоверного коммуниста, стала проводником русофобского политического курса, было вполне закономерно. Он всегда был скрытым украинским националистом, поскольку родился на территории Польши в семье волынского крестьянина, который еще в 1930-х гг. служил в польской кавалерии, а затем вместе со своей женой батрачил у польских осадников – отставных польских офицеров, получивших от варшавского правительства землю на Волыни.

В 1960 г., вскоре после окончания Киевского государственного университета, Л.М. Кравчук был приглашен на работу в Черновицкий обком КПУ, где быстро сделал номенклатурную карьеру и стал заведующим отделом агитации и пропаганды, неся в широкие массы советских людей «бессмертные» идеи марксизма-ленинизма. Вскоре за особые заслуги в пропаганде этих идей, этот беспринципный карьерист становиться аспирантом Академии Общественных наук, после окончания которой, в 1970 г. он уезжает в Киев, где становится работником Идеологического отдела ЦК КПУ. Причем, его приезд в столицу Советской Украины был отнюдь не случаен, поскольку именно тогда Первый секретарь ЦК КПУ П.Е.Шелест, который всегда поддерживал украинских националистов из среды продажной творческой «интеллигенции», стал активно собирать в центральном партийном аппарате ударный кулак для борьбы со своим давним соперником, председателем Совета Министров Украинской ССР В.В.Щербицким, которого активно поддерживали в высшие партийные круги в Москве. Естественно Политбюро ЦК КПСС крайне беспокоил этот процесс возрождения украинского сепаратизма в верхних эшелонах украинского партийного аппарата, поэтому уже в 1972 г. П.Е.Шелест был снят с поста руководителя республиканской парторганизации и заменен личным другом и давнишним соратником Л.И.Брежнева В.В.Щербицким, который всегда «твердо стоял на позициях Богдана Хмельницкого». В этой непростой ситуации Л.М.Кравчук, всегда отличавшийся абсолютной беспринципностью, быстро перестроился и обрядился в тогу истинного интернационалиста.

Его звездный час предателя и политического флюгера наступил в разгар преступной горбачевской перестройки, когда в сентябре 1989 г. горбачевская клика предателей и перерожденцев все же смогла отправить в отставку авторитетного В.В.Щербицкого, и на пост Первого секретаря ЦК КПУ был назначен совершенно бесцветный аппаратчик В.А.Ивашко, который стал прямой креатурой предателя-генсека М.С.Горбачева. Именно при нем Л.М.Кравчук вошел в состав Политбюро ЦК КПУ и стал, сначала секретарем ЦК по идеологии, а затем занял ключевой пост Второго секретаря ЦК КПУ, который де-факто руководил работой всего партийного аппарата. Именно в этом качестве он стал активно сотрудничать с националистическим Народным Рухом Украины (РУХ), а уже в июне 1990 г. при прямой поддержке его депутатов был избран Председателем Верховного Совета УССР.



Именно с подачи Л.М.Кравчука, 16 июля 1990 г. Верховный Совет Украинской ССР принял незаконную «Декларацию о государственном суверенитете Украинской ССР», а 24 августа 1991 г. утвердил «Акт о государственной независимости Украины», который зримо показал все интеллектуальное убожество свидомой украинской интеллигенции, насквозь пропитанной звероподобной русофобской идеологией. В частности, этот наспех состряпанный «исторический» документ, гласил, что «исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года, продолжая тысячелетнюю традицию государственного строительства на Украине, исходя из права на самоопределение, предусмотренного Уставом ООН и другими международно-правовыми документами, осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Украины, Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства - Украины. Территория Украины является неделимой и неприкосновенной. Отныне на территории Украины имеют силу исключительно Конституция и законы Украины».

Тогда же Верховный Совет УССР, незаконно, в нарушение собственной Конституции УССР и Конституции СССР, назначил на 1 декабря 1991 г. республиканский референдум, в котором значился только один вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины». Накануне этого референдума Президиум Верховного Совета УССР принял «Обращение к народу Украинской СССР», ряд положений которого сейчас выглядят как вверх цинизма и кощунства: «Сегодня не поддержать независимость означает лишь одно - поддержать зависимость, альтернативы – нет. Только независимая Украина сможет, как равноправный партнер вступать в любое межгосударственное сообщество с соседями, в первую очередь с наиболее близкой нам Россией… Экономическая целесообразность, интересы собственного народа, а не какие-то другие критерии должны диктовать нам, с кем и как сотрудничать. Когда же мы говорим об интересах собственного народа, то имеем в виду не только украинцев, но и русских, имеющих в парламенте Украины свыше ста народных депутатов. … Мы обязаны сделать республику настоящей доброй матерью для всех ее граждан. Декларация прав национальностей, принятая Верховным Советом Украины единогласно открывает широкие возможности для развития языков и культур всех наций в Украине. Неважно, на каком языке говорит гражданин Украины, важно, чтобы он говорил о независимой Украине, о ее законных правах. Успешно прошедшие всеукраинский межнациональный конгресс и межрелигиозный форум дают все основания утверждать: что в Украине и впредь не будет места для межнациональных конфликтов. Украина гарантирует особое уважение освободителям от фашизма и ветеранам». Комментарии, как говорится излишне!

В современной Украине традиционно говорится о том, что юридическим обоснованием отказа руководства УССР от подписания нового союзного договора и выхода из состава СССР стали итоги Всеукраинского референдума, проведенного 1 декабря 1991 г., на котором более 80% граждан Украины высказались за признание «Акта о государственной независимости УССР». По официальным данным Украинского ЦИК даже русский Севастополь дал 57%, Крым - 54%, а будущий мятежный Донбасс – 76% голосов «за». Однако в этих цифрах заложено откровенное лукавство, поскольку сама формулировка вопроса, вынесенного на референдум, была откровенно лукавой. Любой неискушенный избиратель всегда проголосует при прочих равных за независимость, если не будет точно знать, как именно будет транскрибирован его ответ организаторами референдума. Между тем, и в Конституции СССР, и в Конституциях союзных республик прямо говорилось о том, что все они являются суверенными и демократическими государствами, входящими в состав Союза ССР.

В самом же «Акте о государственной независимости Украины» говорилось, что с момента ее провозглашения на территории УССР действуют только Конституция и законы Украины. Однако и сама Конституция УССР, и республиканские законы признавали действие законов СССР и были отменены Верховным Советом Украины только в августе 1992 г.! Таким образом, провозглашение верховенства Конституции УССР и республиканского законодательства не отрицало, а, напротив, подтверждало нахождение УССР в составе СССР. Таким образом, ни «Акт о государственной независимости» 24 августа 1991 г., ни Республиканский референдум 1 декабря 1991 г. ничего не говорили о выходе Украинской ССР из состава СССР. Именно поэтому и был получен такой неоспоримый количественный результат: среди голосовавших «за» были как те, кто сознательно хотел развала СССР, так и те, кто вовсе не думал отделяться, а понимал независимость и демократичность как существование в составе единого государства - наряду с другими независимыми республиками, входившими в состав СССР. И уж, конечно, за развал СССР не голосовали ни Крым, ни добрая половина всех восточных и центральных областей Украинской ССР, где проживало больше 22 млн. русских и русскоговорящих малороссов. Более того, если внимательнее прочитать сам текст «Акта о государственной независимости», то там прямо гарантировалось сохранение для граждан УССР гражданства СССР и содержалось обещание подписать новый Союзный договор со всеми союзными республиками, и прежде всего, с РСФСР и БССР. Таким образом, тогдашняя украинская номенклатура интерпретировала волеизъявление народа диаметрально противоположно тому смыслу, какой это волеизъявление носило. Все остальное, в том числе преступный Беловежский сговор - были откровенным самоуправством украинской «демократической» власти, основанным не на строгом исполнении «Декларации о государственном суверенитете», «Акта о государственной независимости» и итогов Республиканского референдума, а на их бессовестном и наглом попрании.

Одновременно с Республиканским референдумом 1 декабря 1991 г. были проведены выборы первого Президента УССР, в которых приняли участие 6 кандидатов. Победу на выборах естественно одержал председатель Верховного Совета УССР Л.М.Кравчук, за которого проголосовали почти 62% (19 700 млн.) украинских избирателей. Казалось, что это была очень убедительная победа властного кандидата, однако это не совсем так, поскольку суммарное количество голосов, поданных за трех кандидатов-националистов из Западной Украины – В.М.Чорновола, Л.Г.Лукьяненко и И.Р.Юхновского, составило почти 30% (9 500 млн.) голосов. Совершенно очевидно, что уже тогда почти треть активных украинских избирателей голосовали за русофобский, прозападный курс «самостийной» Украины и любой здравомыслящей российский политик должен был предвидеть то, что в скором времени будет твориться на территории бывшей УССР. Однако, ни М.С.Горбачев, ни Б.Н.Ельцин, ни кто-либо другой из тогдашней правящей элиты не придали этой ключевой проблеме ни какого значения. Более того, руководство РСФСР в лице ее новоиспеченного президента тут же де-юре признало итоги референдума и заявило о горячем желании подписать с «самостийной» Украиной межгосударственный договор, что де-факто означало развал СССР, поскольку именно эти две крупнейшие славянские республики составляли его политический, экономический и военный каркас. Международное признание Украины после референдума 1 декабря 1991 г. напоминало настоящее цунами, которое стало беспрецедентным во всей мировой практике. Уже 3 декабря Украину признала Венгрия, 4 декабря - Литва и Латвия, 5 декабря к ним присоединились Аргентина, Болгария, Боливия и Хорватия, а к концу декабря Украину признали 68 государств, в том числе, все члены «Большой семерки».

Сбросив столь ненавистные оковы в виде союзного центра, и возомнив себя создателей независимой Украинской державы, Л.М.Кравчук взял откровенный прозападный курс, тем более что руководство РФ, прежде всего президент Б.Н.Ельцин и министр иностранных дел А.В.Козырев, совершенно спокойно взирали на откровенно русофобский курс новой украинской элиты. Прямым доказательством такой предательской политикой Кремля стала история с Черноморским флотом СССР, который Б.Н.Ельцин, упоенный своей победой над ненавистным М.С.Горбачевым, фактически слил украинской стороне. Только «мятеж» командующего флотом адмирала И.Н.Касатонова, который и вывел основной состав Черноморского флота в Средиземное море и категорически отказался принимать украинскую присягу, уберег нашу страну от вселенского позора и непоправимых последствий. Еще 11 декабря 1991 г., то есть когда Украина еще де-юре находилась в составе СССР, новоиспеченный президент Л.М.Кравчук вызвал в Киев весь высший генералитет трех военных округов и Черноморского флота, расположенных на территории Украинской ССР и, объявив себя верховным главнокомандующим, заявил о переподчинении всех воинских частей Киеву. Все советские генералы, включая командующих Киевским, Одесским и Прикарпатским Военными округами генерал-полковник В.С.Чечеватов, генерал-лейтенант В.Г.Радецкий и генерал-полковник В.В.Скоков восприняли этот указ как должное. И только командующий Черноморским флотом адмирал И.Н.Касатонов заявил, что не будет исполнять этот указ, поскольку считает его не законным. Позднее, уже в январе 1992 г., он отказался принимать и украинскую присягу и заявил, что не допустит такого позора и во всех вверенных ему частях и соединениях Черноморского флота. Тем временем ближайшее окружение президента Б.Н.Ельцина, в частности А.Б.Чубайс, С.М.Шахрай и другие стали оказывать на адмирала И.Н.Касатонова беспрецедентно сильное давление, заставляя его прекратить «бунт на корабле». Более того, тогдашний руководитель кадровой комиссии Администрации Президента РФ С.А.Филатов прямо заявил ему, что хорошие отношения с Украиной стоят трех Черноморских флотов.

К весне 1992 г. противостояние двух держав, руководимых «гениями демократии», достигло своего пика. 5 апреля президент Л.М.Кравчук подписал указ «О неотложных мерах по строительству Вооруженных Сил Украины», который предписывал сформировать украинские ВМС на базе Черноморского флота СССР, а уже 7 апреля под прямым давлением адмирала И.Н.Касатонова, вышедший из многодневного запоя Б.Н.Ельцин, подписал указ «О переходе под юрисдикцию Российской Федерации Черноморского флота СССР». По сути, две бывших союзных республики оказались на грани войны, однако 8 апреля 1992 г. оба предателя-президента отозвали свои указы и сели за стол переговоров. Результатом этой позорной сделки стал договор о разделе флота, подписанный 3 августа 1992 г. в Мухалатке, который установил переходный период в истории Черноморского флота СССР. Сразу после заключения договора началась многолетняя работа двух межправительственных делегаций, а Черноморский флот продолжал стоять под прежним советским флагом вплоть еще пять лет. Только в 1997 г. на российской его части был поднят Андреевский стяг, а на украинской - морской флаг гетмана П.П.Скоропадского. В результате раздела Черноморского флота из 833 его боевых и вспомогательных судов украинская сторона получила 138 кораблей, большая часть из которых вскоре была разрезана на металлом или продана третьей стороне.

Еще одним откровенно русофобским демаршем украинской стороны стала история с расколом Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Президент Л.М.Кравчук, который по линии ЦК КПУ давно курировал Украинский экзархат РПЦ и лично митрополита Филарета, решил добиться создания независимой поместной Украинской Православной Церкви (УПЦ), которая вышла бы из полной юрисдикции Московского Патриархата. Ударной группировкой в реализации этой, сугубо политической, цели стал именно митрополит Филарет, который был крайне озлоблен на то обстоятельство, что высший епископат не избрал его новым патриархом РПЦ. Как известно после сороковин со дня кончины патриарха Пимена, в июне 1990 г. в Москве был созван Поместный Собор РПЦ, которому предстояло избрать нового патриарха Русской Православной Церкви. В качестве претендентов были выдвинуты три кандидатуры: местоблюститель патриаршего престола, патриарший экзарх Украины, митрополит Филарет, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий и митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир. Сам Филарет, имевший поддержку в ЦК КПСС и КГБ СССР, уже мнил себя новым главой РПЦ. Однако в первом туре голосования из 312 голосов церковных архиереев он получил всего лишь 66 голосов и с треском вылетел из второго тура, в котором победил митрополит Алексий, ставший новым главой РПЦ.

Вернувшись в Киев, митрополит Филарет при прямой поддержке президента Л.М.Кравчука взял курс на раскол единой РПЦ МП и уже в ноябре 1991 г. инициировал созыв Собора УПЦ в Киево-Печерской лавре, который принял решение об автокефалии УПЦ и учреждении Киевского Патриархата. В определении этого Собора, отражавшем абсолютно согласованную политику митрополита Филарета и президента Л.М.Кравчука, было прямо заявлено, что «независимая Церковь в независимом государстве является канонически оправданной и исторически неизбежной». Здесь также вполне цинично утверждалось, что «дарование автокефалии Украинской Православной Церкви будет способствовать укреплению единства Православия на Украине, содействовать ликвидации возникшего автокефального раскола, противостоять униатской и католической экспансии, служить примирению и установлению согласия между враждующими ныне вероисповеданиями, сплочению всех национальностей, проживающих на Украине, и тем самым вносить вклад в укрепление единства всего украинского народа».



В январе 1992 г. митрополит Филарет собрал Совещание епископата УПЦ, на котором настоял на принятии особого Послания в адрес патриарха Алексия II и Священного Синода РПЦ МП. Причем, три авторитетных архиерея УПЦ - епископы Донецкий и Славянский Алипий, Черновицкий и Буковинский Онуфрий и Тернопольский и Кременецкий Сергий, отказались подписать этот документ, и были тут же незаконно лишены своих постов и отправлены на покой. Одновременно патриарху Алексию II было направлено открытое письмо Совета по делам религий при Кабинете Министров УССР, которое содержало беспрецедентную «просьбу» предоставить автокефалию УПЦ.

В феврале 1992 г. состоялось заседание Священного Синода РПЦ, на котором было принято «Послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету и епископату Украинской Православной Церкви», где было прямо указано, что решение об автокефалии УПЦ может быть принято только на Поместном Соборе РПЦ и если митрополит Филарет предпримет действия, направленные на раскол единой церкви неканоническим путем, то Московский Патриархат примет украинскую паству в свою прямую юрисдикцию».

В апреле 1992 г. состоялся Архиерейский собор РПЦ, в котором приняло участие 97 архиереев РПЦ, в том числе 20 архиереев УПЦ. Итог работы этого Собора стал неожиданным для всех его участников, поскольку не только русские иерархи, но и большинство украинских епископов высказались против предоставления автокефалии УПЦ, поскольку прекрасно понимали, что в случае принятия этого решения Украинская Православная Церковь будет вынуждена в одиночку противостоять «униатской агрессии», а раскольники из зарубежной УАПЦ все равно не прекратят своей разрушительной работы. В результате практически все архиереи украинских епархий дезавуировали свои подписи под январским Посланием патриарху и Святейшему Синоду РПЦ, объяснив, что митрополит Филарет и украинские власти угрозами принудили их подписать этот документ. Однако митрополит Филарет продолжал жестко гнуть свою линию, но его поддержали только 6 епископов УПЦ. Большинство украинских архиереев высказались за отставку Филарета, и в итоге обсуждение этих проблем вскоре переросло в вопрос о постыдном и аморальном поведении самого митрополита Филарета, который, будучи монахом, имел незаконную «жену» и трех детей!

По итогам Архиерейского Собора было принято решение «просить владыку Филарета ради блага Православия на Украине, ради нашего единства и во имя спасения Церкви на Украине уйти со своего поста и предоставить украинскому епископату возможность выбрать нового предстоятеля». Филарет дал крестоцеловальную клятву, что он уйдет со своего поста и предоставит украинскому епископату право выбрать нового главу УПЦ. Однако, вернувшись в Киев, он нарушил крестное целование и отказался сложить полномочия патриаршего Экзарха УПЦ МП, заявив, что будет возглавлять Украинскую Православную церковь до конца своих дней, поскольку именно он «дан Богом Украинскому Православию». В этой ситуации администрация президента Л.М.Кравчука активно поддержала митрополита Филарета, однако когда он призвал украинских архиереев собраться в его резиденции во Владимирском Соборе, то к нему приехали лишь Львовский епископ Андрей и Тернопольский викарий Иоанн. Подавляющее большинство архиереев и мирян УПЦ МП крайне отрицательно отнеслись к раскольническим действиям митрополита Филарета, и во всех храмах Украины прекратилось его поминовение как предстоятеля Украинской Православной Церкви.

В конце мая 1992 г. Филарет собрал в Киеве своих сторонников на «Всеукраинскую конференцию по защите канонических прав Украинской православной церкви», в которой не принял участие ни один из украинских архиереев. В ответ на этот шабаш, в Харькове в Покровском монастыре под председательством митрополита Харьковского Никодима состоялся Архиерейский собор УПЦ МП, в котором приняли участие 18 из 20 украинских иерархов. Этот Собор, несмотря на активное противодействие со стороны самого президента Л.М.Кравчука, который потребовал от руководства Харькова воспрепятствовать выборам нового главы УПЦ МП, единогласно выразил недоверие митрополиту Филарету и сместил его с киевской кафедры и должности первоиерарха УПЦ МП, «запретив ему священнослужение впредь до решения Архиерейского собора Матери-Церкви». Новым предстоятелем УПЦ МП был избран митрополит Киевский и всея Украины Владимир.

В середине июня 1992 г. для рассмотрения персонального дела митрополита Филарета в Москве был созван Архиерейский собор РПЦ, на суд которого было представлено заявление украинского епископата, подписанное 18 иерархами. По итогам разбирательства, в ходе которого были доказаны все предъявленные обвинения, Собор постановил лишить митрополита Филарета церковного сана и всех степеней священства. Однако Филарет, лишенный священства, своей отставки не признал, и в этом вновь получил поддержку у украинских властей. Украинская милиция совместно с членами УНА-УНСО не допустила в митрополичью резиденцию делегацию представителей УПЦ МП, которые пришли принять дела
у низложенного Филарета. То же самое произошло у входа в кафедральный Владимирский собор, когда туда приехал новоизбранный предстоятель УПЦ МП - митрополит Владимир. Члены УНА-УНСО перекрыли подступы к храму и забаррикадировались изнутри, поэтому чтобы избежать кровопролития, митрополит Владимир призвал правоохранительные органы не применять силу и отправился в Киево-Печерскую Успенскую лавру, которую боевики из УНА-УНСО так и не смогли взять штурмом, натолкнувшись на сопротивление монахов и верующих, на стороне которых выступило подразделение ОМОН «Беркут». Однако кафедральный Владимирский собор остался в руках Филарета и его приверженцев.

Тем временем, неприкрытое государственное вмешательство в церковные дела продолжилось, и при активной поддержке президента Л.М.Кравчука Филарет сохранил контроль за всеми денежными средствами УПЦ и своим указом сместил председателя Совета по делам религий Н.А.Колесника и заменил его А.А.Зинченко, который был рьяным сторонником Филарета. Причем «отпетые демократы» Л.М.Кравчук и А.А.Зинченко объявили незаконными решения харьковского Архиерейского собора УПЦ, а Президиум Верховного Совета Украины принял заявление, в котором этот Собор объявлялся не только незаконным, но и неканоническим! Как говорится, тушите свет!

Оказавшись в полной изоляции со стороны канонического православия, Филарет нашел единственный выход из этой ситуации и пошел на объединение с УАПЦ, которую совсем недавно обличал в расколе. В конце июня 1992 г. в киевской приемной Филарета прошло собрание четырех епископов УАПЦ и нескольких депутатов Верховного Совета Украины (!), которые обозвали себя Объединительным Собором двух церквей - УПЦ и УАПЦ. Решением этого «Собора» обе церкви были упразднены, а все их имущество, финансы и недвижимость были объявлены собственностью вновь созданной структуры, названной «Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата». Ее формальным руководителем стал проживавший в США 94-летний патриарх УАПЦ Мстислав. Но фактически всей деятельностью УПЦ КП руководил его заместитель Филарет, что впоследствии привело к конфликту с бывшими иерархами УАПЦ. Кроме того, Филарет попытался заручиться поддержкой хотя бы одной из четырех древнейших канонических православных церквей. Но в июле 1993 г. константинопольский патриарх Варфоломей в ходе своего визита на Украину отказался признать УПЦ КП и подтвердил статус канонического митрополита Киевского и Всея Украины Владимира.

В конце того же года, после смерти престарелого Мстислава, УАПЦ, которую возглавил патриарх Дмитрий Ярема, вышла из союза с УПЦ КП, главой которой стал патриарх Владимир (Романюк). Однако уже в январе 1994 г. из УПЦ КП официально вышли пять архиереев: митрополит Антоний, архиепископ Спиридон и епископы Роман, Софроний и Иоанн, которые выступили с покаянным обращением к украинскому народу, в котором призвали свою паству вернуться в каноническую Церковь, ибо Филарет и его «лжецерковь» «ведут их к вечной погибели». В 1995 г. глава УПЦ КП Владимир скончался при невыясненных обстоятельствах (возможно, был отравлен) и новым патриархом стал Филарет, который через год по представлению епископата УПЦ МП был отлучен Архиерейским собором от РПЦ и предан анафеме за «раскольническую деятельность».

Одновременно президент Л.М.Кравчук активно действовал на других «фронтах». Так, по авторитетному свидетельству генерал-полковника Л.Г.Ивашова, который в 1992-1996 гг. занимал должность секретаря Совета министров обороны государств СНГ, именно Л.М.Кравчук был одним из главных разрушителей не только СССР, но и СНГ. В частности, в марте 1992 г. на заседании глав государств СНГ в Киеве именно он, под аккомпанемент кричащих под Мариинским дворцом националистов, предложил первым вопросом повестки дня рассмотреть раздел золотого запаса и алмазного фонда бывшего СССР, которые де-юре перешли Российской Федерации. Президент Б.Н.Ельцин не возразил против внесения этого вопроса в повестку дня, но заявил, что российская делегация не будет участвовать в его обсуждении. Тогда Л.М.Кравчук, при полной поддержке глав Белоруссии и Молдавии С.С.Шушкевича и М.И.Снегура, предложил распустить СНГ, и лишь дипломатическое искусство и настойчивость президента Казахстана Н.А.Назарбаева не позволили принять это решение.

Тем не менее, руководство Украины последовательно проводило курс на дезинтеграцию всего постсоветского пространства. В частности, именно скотская позиция Л.М.Кравчук, которого активно поддерживал Брюссель и Вашингтон, не позволила создать Объединенные вооруженные силы стран СНГ, Объединенную систему ПВО, эффективную Систему коллективной безопасности стран СНГ, единое экономическое пространство, Объединенный Банк СНГ, да и вообще запустить тесные интеграционные процессы на всем постсоветском пространстве. Практически по всем интеграционным программам у украинского президента и его представителей было особое мнение, которое, как правило, заключалось в особо ревностном отношении к любой российской интеграционной инициативе, в подозрении того, что Москва хочет посягнуть на независимость «тысячелетней» Украинской державы. В частности, именно украинская сторона активно «работала» над Уставом СНГ, выхолащивая из него все разумные позиции, которые политически и экономически связывали все постсоветское пространство.

Между тем, в марте 1993 г. ООО «Газпром» вынужден был прекратить поставки газа на Украину из-за хронической неуплаты огромных долгов, которые на тот момент превышали 1 трлн. рублей. Президент «Газпрома» Р.И.Вяхирев предложил решить этот вопрос за счет передачи Российской Федерации части имущественных прав на украинскую газотранспортную систему и ряд промышленных предприятий. Однако украинская сторона категорически отвергла этот вариант и пригрозила перекрыть транзит российского газа в Европу. В результате конфликт вышел на правительственный уровень и в марте 1993 г. состоялись переговоры глав правительств государств – В.С.Черномырдина и Л.Д.Кучмы. В результате закулисных договоренностей двух бывших «красных директоров» было принято решение «разрешить» этот крайне болезненный вопрос за счет интересов россиян, а именно путем непомерного снижения цены на российский газ и передачи прав его перепродажи в Европу украинской стороне.

Между тем, в годы правления Л.М.Кравчука экономическая ситуация на Украине стала катастрофически ухудшаться. За два с половиной года сменилось четыре состава украинского правительства, которое поочередно возглавляли В.П.Фокин, Л.Д.Кучма, Е.Л.Звягильский и В.А.Масол, которые так и не смогли предложить сколь-нибудь внятной программы выхода страны из тяжелейшего экономического кризиса. Поэтому уже в июне 1993 г. во многих регионах страны начались массовые забастовки и акции протеста, особенно в промышленном Донбассе, где в акциях протеста приняли участие работники более 220 шахт! Причем, среди основных требований шахтеров были не только экономические, но и политические требования, в частности перевыборы Верховного Совета и референдум о доверии президенту страны. Опасаясь резкого обострения политической ситуации на всей территории страны, Верховный Совет принял решение о проведении 26 сентября 1993 г. консультативного референдума о доверии президенту и парламенту. Первоначально президент Л.М.Кравчук попытался отменить данное решение и даже собирался разогнать Верховный Совет с помощью внутренних войск. Однако сразу отказался от этой затеи, поскольку не получил поддержки со стороны министра внутренних дел генерал-полковник А.В.Василишина. В этой сложной ситуации он пошел на переговоры с руководством Верховного Совета, который за два дня до даты референдума отменил его проведение и постановил провести досрочные выборы парламента и президента страны.

Выборы в Верховный Совет, который тогда формировался исключительно по одномандатным округам, прошел аж в три тура и растянулся на четыре месяца, с конца марта по конец июля 1994 г., поскольку на многих избирательных участках либо была очень низка явка избирателей, либо ни один из кандидатов не мог набрать более 50% голосов. В силу этих обстоятельств партийно-фракционный состав нового парламента был крайне неоднороден, и здесь сформировалось аж 17 парламентских фракций и групп. Тем не менее, в рамках украинского парламента сложилось три большинства: «левые центристы» во главе с главой СПУ А.А.Морозом, который стал новым спикером Верховного Совета, фракция коммунистов во главе с лидером КПУ П.Н.Симоненко и откровенные националисты, которые группировались вокруг В.М.Чорновола, возглавлявшего в то время Народный Рух Украины.

26 июня 1994 г. прошел первый тур президентских выборов, в котором приняли участие 7 кандидатов. Основная борьба развернулась между действующим президентом Л.М.Кравчуком и бывшим премьер-министром Л.Д.Кучмой. Причем, оба политика, рассчитывая получить поддержку самых многочисленных восточных и юго-восточных регионов страны стали активно разыгрывать «русскую карту». В частности Л.Д.Кучма, будучи ставленником промышленного юго-востока, клятвенно обещал решить две основных проблемы: предоставление государственного статуса русскому языку и установления стратегического партнерства и самых тесных экономических связей с Российской Федерацией. А президент Л.М.Кравчук пошел еще дальше и даже обратился с «проникновенным» посланием «К русским соотечественникам», в котором гарантировал 12 миллионам «русским братьям и сестрам» «государственную защиту их законных прав и интересов», «недопущение насильственной украинизации» и решительную борьбу с «дискриминацией по национальному признаку». В конце своего послание он фарисейски заявил, что «вековая дружба русского и украинского народов, совместно пролитая кровь, общее горе и общие радости» должны стать залогом вечной дружбы и мира между двумя народами»!

По итогам первого тура ни кто из претендентов не набрал нужного количества голосов и во второй тур вышли Л.М.Кравчук, набравший почти 10 млн. голосов (38,3%), и Л.Д.Кучма, получивший 8,1 млн. (31,1%) голосов. В первой половине июля 1994 г. состоялся второй тур президентских выборов, в котором победу одержал Л.Д.Кучма, получивший поддержку 14 млн. избирателей (52,1%), и опередивший своего конкурента всего на 7% голосов. Причем, уже тогда определился четкий водораздел между «двумя» частями страны – «русской» и «украинской». Л.Д.Кучма, который позиционировал себя как пророссийский кандидат, получил подавляющую поддержку в Севастополе (91,9%), Крыму (89,7%), Луганской (88,0%), Донецкой (79,0%), Черниговской (72,3%), Харьковской (71,0%), Запорожской (70,7%), Сумской (67,8%), Днепропетровской (67,8 wacko и Одесской (66,8 wacko областях. Его конкурент Л.М.Кравчук, который, напротив, позиционировал себя как сугубо национальный украинский и прозападный политик, наибольшую поддержку получил на Западной Украине - в Тернопольской (94,8%), Ивано-Франковской (94,5%), Львовской (93,8%), Ровненской (87,3%), Волынской (83,9%) и Закарпатской (70,5%) областях.

Именно в правление Кравчука на Украине укоренилась паталогия фатальной зависимости власти от националистического меньшинства. Все последующие правители Украины (не зависимо от их культурной идентичности и географических симпатий) находились в плену галичанской химеры. Ни одному из новоиспеченных президентов Украины не удалось ослабить строгий ошейник нацизма.
Е. Спицын 

Комментарии   

+1 # skomoroh 29.10.2014 00:41
Ощутите разницу.
В советское время был танк ИС-Иосиф Сталин.
Но мы не забыли одноосную, двухколесную тачку для начинающих барыг- кравчучка, не так ли?
По Сеньке шапка.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь