Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

«IG Farben» вдохновитель и продолжатель Третьего рейха

Эрвин Роммель, прозванный англичанами «лис пустыни», шел маршем на Каир. Танки его «Африканского корпуса» громили в 5–6 раз численно превосходящих британцев на всех направлениях, появляясь то там, то здесь, нанося болезненный удар, ломая фронт и стремительно исчезая в пустыне, где преследовать его англичане не решались. Дуче, сидя в Риме, довольно потирал руки и готовился въехать в Каир победителем.

Панцердивизии вермахта под командованием генерала Паулюса прорвали линию советского фронта и лязгающей траками волной катились на Сталинград. От основной массы войск отделилась дивизия Манштейна и пошла на прорыв к Баку. Ситуация на южном направлении становилась все более и более угрожающей; танки Манштейна грозили лишить Красную армию бакинских нефтяных скважен, что было равносильно поражению СССР: без танков, горючее для которых добывалось и перерабатывалось в основном в Баку, против Германии воевать было невозможно, ведь синтетический бензин, служивший топливом для техники вермахта, в Стране Советов не выпускался.

Истекая кровью и борясь за каждую пядь земли, отряды Красной армии делали все возможное и невозможное, чтобы сорвать германскую наступательную операцию «Блау», разработанную и воплощаемую в жизнь генштабистом Паулюсом. Еще ни разу за все время войны Советский Союз не был так близок к разгрому.

Спецслужбы вступивших в войну Соединенных Штатов Америки конфисковали архивы германской фирмы «Кемнико инкорпорейтед», просмотрев которые матерые контрразведчики были повергнуты в шок. Среди арестованных бумаг скромного агентства по техническому обслуживанию обнаружились аэрофотосъемки Нью-Йорка, карты побережья США и военно-экономическая информация более чем по 50 странам, а также шифровальные машины и аппаратура для секретной связи. Из бумаг выходило, что все данные уже переправлены в Германию. Такой оплеухи от абвера американцы не ожидали.

Впрочем, вскоре выяснилось, что контора адмирала Канариса тут совершенно ни при чем. Все данные были собраны базировавшейся на Унтер-ден-Линден (Берлин) конторой «Берлин НВ-7», частной разведкой германского мегаконцерна «IG Farben». Того самого, что производил синтетическое горючее для танкистов Роммеля и Паулюса, того, чьим газом «Zyklon-B» травили пленных в газовых камерах концлагерей и чьи медики ставили над людьми эксперименты в Освенциме и Аушвице, того самого концерна, что производил 100% всех взрывчатых веществ в Германии. Того концерна, что своими финансовыми вливаниями привел к власти Адольфа Гитлера.

Полное и правильное наименование концерна «IG Farben» было «Interressengemeischaft Farben». Немецкое слово «Interressengemeischaft» обозначает группу компаний с аналогичными интересами, которыми являлись «BASF», «Bayer», «Hoechst» и многие другие фармацевтические компании Германии, объединившиеся в 1925 году.

Как и все крупные компании, концерн «IG Farben» стремился к альянсу с государственной властью, что позволяло лоббировать его интересы на высшем уровне. Боссы этой «фирмы по интересам» сделали ставку на молодого начинающего политика по имени Адольф Гитлер, став самыми крупными спонсорами его избирательной кампании. В 1932 году, за год до захвата Гитлером единоличной власти в Германии, концерн «IG Farben» вложил в партийную кассу национал-социалистов 400 тыс. марок. Вложение более чем окупилось (выводом проведенного в 1946 году американцами расследования стало утверждение, что «...если бы концерна „IG Farben“ не существовало, начало Второй мировой войны стало бы попросту невозможным...»).

Как самый крупный «пайщик» «IG Farben» получил и наибольшие выгоды от начавшейся войны. Едва только силы вермахта захватывали очередную страну, за ним прибывали представители руководства «BASF», «Bayer», «Hoechst», систематически захватывая все виды промышленности на новой германской территории. Благодаря тесному сотрудничеству с вооруженными силами «IG Farben» принял участие в разграблении Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Голландии, Бельгии, Франции и всех остальных стран, оккупированных Германией.

Естественно, что с началом боевых действий химико-фармакологическому концерну пришлось несколько изменить свой производственный профиль: война требовала горючего и боеприпасов для «кормящего» «IG Farben» вермахта. Были и другие проекты.

Входившая в состав концерна фирма «Degesch» производила отравляющий газ «Zyklon-B», который поставлялся в «лагеря смерти». На его базе было создано дочернее предприятие «IG Auschwitz», ставшее крупнейшим в мире промышленным комплексом по производству синтетического бензина и резины.

Предприятие строилось для нужд германского вермахта, а потому подлежало приему государственной военной комиссией. И вот 1 марта 1941 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер посетил этот строительный объект, а уже 14 апреля 1941 года Отто Амброс, член совета директоров «IG Farben», ответственный за проект Аушвиц, выступая на собрании совета в Людвигшафене, заявил: «Наша новая дружба с СС – благословение. Мы приняли все меры, в результате которых концлагерь Аушвиц принесет большую прибыль нашей компании».

Фармацевты «IG Farben» использовали пленников концлагеря в своих целях – тысячи из них погибли в результате экспериментов, которые специалисты концерна ставили над людьми, – таких, как испытания неизвестных вакцин против специально прививавшихся смертельных болезней.

Затем в целях «оптимизации» сил и средств концерну «IG Farben» было поручено управление и другими крупными концлагерями. Всего на «IG Farben» работало более 400 тыс. узников. Тех, кто работать от истощения уже не мог, загоняли в газовые камеры и травили газом собственного производства.

Была у «IG Farben» и собственная разведка, именовавшаяся отделом «Берлин НВ-7», которая работала в тесном сотрудничестве с абвером. По воспоминаниям одного из бывших сотрудников статистического отдела этой службы, «наше дело, было подготовлять... всякие документы, досье, доклады, карты и цифровые данные, о которых нам приказывали офицеры верховного командования вооруженных сил; пополнять их материалами как нашего отдела, так и архивов, находившихся в распоряжении верховного командования вооруженных сил; подготовлять доклады и карты о промышленности и сельском хозяйстве за границей...».

Видимо, «Берлин НВ-7» оказывала ценные услуги, если, уходя со своего поста, начальник одного из отделов абвера Пикенброк извещал об этом директора «IG Farben» фон Шницлера письмом, в котором сообщал: «...Я покидаю свой нынешний пост и вскоре уезжаю из Берлина, получив командную должность на фронте. Я испытываю потребность выразить Вам благодарность за ценное сотрудничество с моим учреждением. Я всегда сохраню приятное воспоминание о личном и служебном сотрудничестве с Вами.

Пользуюсь настоящим случаем, чтобы просить Вас об оказании такого же содействия моему преемнику подполковнику генштаба Ганзену».

Концерн получал невообразимые доходы, но сколько веревочке не виться, а конец будет – Германия проиграла Вторую мировую войну. Вместе с генералами и партийными лидерами на скамье подсудимых в Нюрнберге оказались и 24 члена совета директоров и должностных лиц «IG Farben». На самом большом фарсе ХХ века – Нюрнбергском процессе – они были признаны виновными в массовых убийствах, применении рабского труда и иных преступлениях против человечества. Впрочем, в 1951 году они были выпущены на свободу (причина этого до сих пор покрыта тайной) и вновь заняли ведущие места в немецких фирмах.

По воле союзников, одержавших верх в войне, концерн подлежал ликвидации. Но только после того, как он возместит ущерб всем своим жертвам.

В 1952 году концерн был переоформлен как «IG Farben» i.A. (последние буквы означали in Abwicklung – «в процессе ликвидации») и начал выплачивать компенсации жертвам нацизма, только в первый год выплатив 30 млн марок. Однако жертв оказалось неожиданно много, а финансовые возможности были уже не те, что в дни власти Гитлера, а потому выплаты растянулись до наших дней. За это время утекло много воды, никто уже и не думал, что преуспевающая корпорация будет ликвидирована, тем более что по заявлению правления концерна, сделанному еще в 2001 году, «все иски бывших работников удовлетворены, и любые дальнейшие выплаты будут проводиться лишь из моральных или гуманистических соображений», однако же два года спустя «IG Farben» постиг финансовый крах.

По официальным данным, в 2000 году концерн располагал оборотными средствами на сумму 20 млн марок. Эти деньги были вложены в покупку 500 квартир, которые должна была выкупить фирма «WCM», некогда являвшаяся дочерним предприятием «IG Farben».

Вложение это было достаточно рискованным, поскольку рынок недвижимости Берлина в этот период находился в состоянии стагнации. После реализации квартир концерн должен был получить прибыль в 10 млн евро, однако в последний момент «WCM» от сделки отказалась, оставив концерн на руках с неликвидными квартирами и 28 млн евро долга.

Управляющие «IG Farben» Отто Бернхард и Фолькер Полен объявили концерн банкротом и начали неспешную реализацию имущества, которая должна будет продолжаться до конца 2004 года. Стандартная процедура, которая по логике вещей должна привести к полному погашению задолженности перед кредиторами и акционерами.

Однако история получила неожиданное продолжение. 6 февраля 2004 года американский адвокат Эдуард Фэган подал в Нью-Йорке иск на сумму 43,6 млрд швейцарских франков к ведущей финансовой группе Швейцарии – «UBS». В своем исковом заявлении Фэган, выступающий от имени акционеров «IG Farben», заявил, что группа «UBS» являлась основным владельцем «IG Farben» во время Второй мировой войны, а потому именно она должна выплатить компенсации жертвам нацизма в размере, заявленном в иске. «UBS» отклонила претензии истца. Какое решение вынесет суд – пока не известно, но в случае поражения группа «UBS» вполне может пополнить число банкротов.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь