Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Демонизация семьи - весьма важная задача для госдумы РФ

Депутаты госдумы РФ решили заняться сокращением браков и рождения детей в России. Поэтому трижды подумайте перед женитьбой — это может быть первым шагом в тюрьму.
Перед самыми майскими праздниками, аккурат в Страстной четверг, в Общественной палате РФ прошло обсуждение вопроса, казалось бы, не каждого касающегося, а потому мало кому интересного — о декриминализации части 1 статьи 116 УК РФ.

 

Что это за ст. 116 и что означает ее декриминализация? Хорошо это или плохо для нас, обычных граждан? Статья — о побоях, а суть перемен в том, что побои хотят перевести из Уголовного кодекса в Административный. Поправки, предложенные Верховным судом, были поддержаны президентом. Казалось бы, вопрос о побоях — как за них привлекать — должны решать законодатели, а мы, законопослушные люди, можем надеяться, что там разберутся. Мы ж не хулиганим, никого не бьем, да и нас бьют крайне редко.

Однако наметившиеся перемены вокруг 116-й привлекли внимание родительского сообщества и даже породили некую эйфорию. Дело в том, что в последние годы эта статья стала активно использоваться проювенальными службами для наказания родителей «за шлепки». Шлепки — вещь достаточно невинная и широко бытующая в семьях как форма воздействия на распустившееся чадо. Но вдруг пошла такая практика, что, отшлепав ребенка рукой по попке, мать может получить наказание по этой уголовной статье вплоть до «срока» (хорошо, если условного) и запросто лишиться родительских прав. То есть шлепок может привести к уничтожению родной семьи и перемещению ребенка в опекунскую. Разумеется, «в интересах ребенка»! Хотя, конечно, не только. Еще в интересах опекунов, для которых чужой ребенок — это хорошо оплачиваемая работа. И тех служб, которые организуют процесс перетекания к ним детей от «некомпетентных родителей».

Итак, шлепкам объявлена война, их ловко связали с мифом об истязаниях и физических расправах, которым якобы чуть не повально подвергают детей в наших семьях. Чтобы как-то оправдать сей очевидный абсурд, даже придумали некую псевдонаучную теорию развивающейся родительской агрессии. Гласящую, что, шлепнув в пятницу ребенка, вы войдете во вкус и к понедельнику захотите его убить, а значит… значит, очень нужно это самое «раннее выявление».
Побьешь соседа — штраф, шлепнешь сына по пятой точке — срок
Законопроект о декриминализации 116-й уже прошёл первое чтение, как вдруг на обсуждение вносится предложение, которое радикально меняет его смысл. Предлагается в административном порядке наказывать только битьё постороннего человека, а если своего, родного, то — строго в уголовном. «Это ведь самое страшное место в мире — семья»! Вы не знали? Там такое творится…

Про «творящееся такое» последовательно внушают обществу, в котором большинство считает легкие физические наказания детей допустимыми в воспитательных целях, и лишь 2% — преступлением. И едва ли не каждый второй расскажет, что если бы ему когда-то отец не «врезал за дело», то быть бы ему сейчас совсем другим человеком. Скажете — вопрос спорный? Возможно. Но ведь и результаты родительского попустительства у всех перед глазами. И утверждать, что на Западе, где за наказаниями бдительно следит та самая ювенальная юстиция, молодежь прекрасно воспитана и лишена пороков, — язык не повернется. Скорее наоборот.

Мы постоянно слышим, что у нас «страшно, чудовищно» распространено насилие в семьях. Об этом всё больше твердят и пишут радетели за здоровую европейскую семью. В чем здоровье европейской семьи, повторю, умалчивают, но по телевизору об этом твердят, в газетах пишут, — и не слишком дотошный потребитель информации верит — неправду ведь не напишут! Что будет следующим шагом после массированной психообработки общества? А то, что данный национальный порок, достигший якобы немыслимых размеров (причем буквально за последние 3 года), придется нам, российские граждане, искоренять. Не как-нибудь там «бороться», а буквально вырывать с корнем. Из своих семей. Ведь подумать только, насилие царит в 20, в 40, а то вот уже, недавно сказали, в 70% российских семей!

Что, у вас в семье этого нет? Вы не хотите искоренять то, чего нет? Ну, а по мнению соседей — есть. И они будут искоренять в вашей семье этот (на ваш взгляд отсутствующий) порок! Будут, будут! Не отвертитесь. Да и родственники могут найтись небезразличные. Не тёща — так кто-то из двоюродных, решивший, что бабушкина квартира «не на того записана». А что? — жизнь! Или… ну, если с родственниками повезло, есть же бдительные сотрудники из социально ориентированных некоммерческих организаций — они на стрёме и даже можно сказать, под ружьем.
Побьешь соседа — штраф, шлепнешь сына по пятой точке — срок
Вы не думайте, что это шутка. Замечательные планы по искоренению «родовой российской черты» уже отлились в законопроект о «Семейно-бытовом насилии», осенью 2015 г. переданный В. Путину Советом по правам человека при Президенте РФ. Номер с быстрым проведением этого законопроекта не прошёл, законопроект СПЧ оказался юридически безграмотным, несоответствующим законам и Конституции РФ и реально опасным для существования в России семьи как института. Подвергнутый жесткой критике со стороны экспертного и родительского сообществ, он пока не прошел. Но вот мы видим ту же тенденцию к «криминализации» именно семьи в обсуждении ст. 116 УК.

Что же лежит в основе планомерной демонизации семьи? Как вышло, что вдруг именно семья объявлена врагом №1 детей, а также их мам и пап, решивших некогда зажить одним домом в любви и согласии?

На обсуждении в ОП РФ было представлено, среди прочих, объяснение И. Я. Медведевой и Т. Л. Шишовой, много лет занимающихся проблемой ювенального наступления в России и мире. Оно, на первый взгляд, довольно радикальное, но достаточно обоснованное и убедительное, и состоит в том, что изначально продвигает тему семейно-бытового насилия и ЮЮ в целом педофильское международное лобби. Даже не феминистки (чье влияние в правозащитных структурах огромно), а именно лица, любящие детей и заботящиеся о них… ну, о-очень своеобразно. Это, заметим, серьезное обвинение, от которого не стоило бы отмахиваться.

Но для начала, для простого осмысления ненормальности ситуации каждым, хотелось бы предложить задуматься. При такой моде выставлять именно семью наиболее опасным местом, требующим особого надзора, при таком стремлении МВД повышать «раскрываемость преступлений», борясь с происходящим в семье, а не на улице или в банде, при такой истерике правозащитников из фондов и феминисток из международных и отечественных организаций, «бьющих в тамтамы» и завышающих цифру «пострадавших в семье детей» в 1?000 раз (как именно это делается, следует рассказать особо) — станут ли люди вступать в брак и рожать детей? Имея реальную перспективу загреметь «по статье»? Ведь это как минимум неразумно.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь