Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

«Правый Сектор» начали бить по всей Украине

27 мая в Одессе, основательно подзабытый уже «Правый сектор», попытался вновь «показать зубы». Радикалы устроили потасовку в здании суда, который решили перевести фигуранта «дела 2 мая», россиянина Евгения Мефёдова, под домашний арест. Такой оборот дела агрессивным русофобам очень не понравился, и они применили единственный известный им метод аргументации – насилие. Суд быстро «слился», оставил Мефёдова под стражей, и адвокат Матвей Цзен безусловно прав, говоря: «На Украине монополия на насилие принадлежит не только государству, но и многим другим силам. В том числе «Правому сектору», а также разного рода добровольческим батальонам и иным криминальным структурам. Поэтому мы и видим, что достаточно пригрозить суду и он вынесет решение в интересах той или иной стороны, что, конечно, никакого отношения к правосудию не имеет».

Но  статья не о том, что «правосеки» не любят русских (эка новость!), а о том, что у политических хулиганов наверняка были и иные мотивы действовать, помимо чисто идеологических.
Сейчас ситуация с финансированием в ПС просто никакая. Новый глава организации Андрей Тарасенко во всеуслышание заявил, что спонсоров у «правосеков» теперь нет – были, дескать, во времена Яроша, а как Ярош ушел, так и спонсоры все разбежались.
Это чудесное правдолюбие, конечно, проливает свет на очень многие особенности деятельности ПС в прошлом («финансировал Корбан»), но нам интересно настоящее – бедное, скатывающееся к нищете и неизбежной анархии. «У пана атамана нет золотого запаса, а без золотого запаса хлопцы стали разбегаться в разные стороны. Если так пойдет дело дальше, я тоже куда-нибудь разбегусь» — со времен свадьбы в Малиновке в среде бандитских атаманов ничего не поменялось.
И таки шо теперь делать? Вывод один: зарабатывать везде, где можно. А так как сфера применения навыков и умений толпы безработных мужиков с отчетливой «спортивно»-криминальной прослойкой очень ограничена, то о том, «где можно», узнаем из новостей.
Вот, скажем, Черкасская область, село Плескачовка – «правосеки» выступали на стороне некоего инвестора, который хотел отжать у селян их земельные паи. Селянам во главе с сельским головой это совсем не нравилось, за что голова и получил по голове (уже такие сейчас в Украине каламбуры, да), а потом началась массовая драка между наемниками из ПС и крестьянами.


Я, честно говоря, в шоке от самой «зашкваренности» проекта, на который подписались бравые «херои» — отобрать у крестьян землю. Участвовать в переделе сфер влияния крупного или среднего бизнеса – ну, это куда не шло… но забирать у нищих селян последнее, землю – это уже просто кранты какие-то! Дальше падать некуда, дальше только конфеты у детей отбирать!

Все это говорит о том, что с источниками хоть какого-то финансирования, пусть даже полукриминального, у ПС сейчас все очень тухло. В этом свете драка в Малиновском суде Одессы выступает в новом свете – как самопрезентация и самореклама, как «демонстрация возможностей», которую можно предъявлять потом «работодателю» под маркой «у нас бойцов много, все здоровые, отмороженные, мусоров не боимся, нам любое дело по плечу».
Вот и «рекламное фото» зондеркоманды (в буквальном переводе с немецкого – «спецподразделения», спецподразделения по разрешению бизнес-конфликтов)
Есть, однако, существенный нюанс – украинское государство, стремительно превращающееся из полуфеодально-«батальонного» в авторитарно-карательное, терпеть таких наемников больше не намерено. И очень красноречиво об этом намекает пожизненными сроками – который, например, «светит» главе закарпатского «Правого сектора» Александру Сачко: «Глава закарпатского отделения Правого сектора Александр Сачко сообщил, что Генпрокуратура вручила ему подозрение в бандитизме, злостном сопротивлении правоохранителям, хулиганстве с особым цинизмом, убийствах, организации и руководстве бандой, а также еще в ряде тяжелых преступлений. Прокуратура подозревает активиста в совершении 15 преступлений. Если все эти обвинения в суде удастся доказать, ему грозит пожизненное заключение».

Вот облом-то: еще два года назад бандитизм, злостное сопротивление правоохранителям, организация банд и хулиганство с особым цинизмом (обливание зеленкой, запихивание людей в мусорные баки) были безнаказанными и социально-одобряемыми действиями, а сейчас… «Никто не забыт, ничто не забыто», пожалуйте на пожизненное, будьте-нате. Остается только в суде рвать чуприну и визжать: да я ж за народное счастье старался, за идею!

Так что «Правому сектору» фитилек стоит прикрутить. Коптит сильно.
Григорий Игнатов

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь