Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Интернет как линия фронта


Последние события, связанные со скандальным фильмом «Невинность мусульман», показали, насколько прочно современные информационные технологии вошли в жизнь всей планеты. История с этим фильмом имеет несколько характерных неприятных черт. Во-первых, пока не ясно, существует ли что-то помимо трейлера длиной в несколько минут. Во-вторых, если и существует, то возникают вопросы о содержании полного фильма и его скандальных перспективах. Тем не менее, вне зависимости от состояния этого «кинопроекта», реакция на него некоторых людей и организаций уже привела к многомиллионному ущербу и десяткам человеческих жертв. Как видим, короткий ролик, выложенный на популярном видеохостинге, может иметь самые разные политические последствия, причём далеко не всегда положительные.

В то же время, политические процессы вокруг контента в Интернете не всегда связаны только с видеороликами. Гораздо чаще скандалами оборачивается простой текст, посыл которого кого-либо не устраивает. Причинами подобных разбирательств является сразу две тенденции: широкое разпространение доступа к Сети и следующее за этим повышенное внимание к Интернету со стороны различных государственных организаций. Так, к примеру, в США с середины прошлого десятилетия создавалась система т.н. цифровой дипломатии (Digital Diplomacy). Как очевидно из названия, целью этой системы является продвижение американского мнения и отстаивание интересов страны на международном уровне, в том числе и с привлечением общественного мнения. Одним из авторов проекта является нынешний госсекретарь США Х. Клинтон. Именно при её активной поддержке несколько крупнейших корпораций, чей бизнес напрямую связан с интернет-сервисами, а также государственные структуры создали несколько специальных отделов. Официально объявленными задачами этих отделов являются слежение за иностранными сегментами Сети и анализ текущих тенденций. Со временем стала появляться информация о ещё одной задаче, которая ставится перед «цифровыми дипломатами»: создание положительного образа Соединённых Штатов и продвижение американских идей. Можно сколько угодно спорить о правильности продвигаемых американцами идей или о допустимости подобных действий. Но один факт остаётся непреложной истиной, которая к тому же ещё и подтверждена на практике. «Арабская весна» 2011 года наглядно продемонстрировала, что на первый взгляд стихийные события могут координироваться не только с помощью конспиративных квартир и прочих «шпионских хитростей». Для сбора достаточного количества людей достаточно просто создать соответствующие сообщества в социальных сетях или разрекламировать интернет-средствами отдельный аккаунт Твиттера, через которые и будут оповещаться потенциальные участники акций. Само собой, после первых случаев применения такой методики этими сообществами и микроблогами заинтересовались спецслужбы. Но пока они пытались встраиваться в «новый облик» массовых безпорядков, прошло время и произошло несколько государственных переворотов. На фоне всех этих революционных событий и т.н. твиттерных революций возникает специфический вопрос: точно ли египетские или ливийские «борцы за свободу» самостоятельно провернули схему с координацией через интернет-сервисы? Если же вспомнить про американскую Digital Diplomacy и всё с ней связанное, то вопросов становится ещё больше, а, кроме того, ещё и появляются первые подозреваемые в, как минимум, содействии повстанцам.

Стоит признать, веских доказательств причастности американских «цифровых дипломатов» к ближневосточным событиям всё же нет, поэтому пока придётся довольствоваться только той информацией, которая имеется. Причём даже существующие сведения могут натолкнуть на соответствующие мысли и подозрения. Первый пункт американской цифровой дипломатии, о котором стоит сказать, касается т.н. свободы Интернета. Американцы постоянно продвигают идеи свободы слова в других странах, эти действия не могли не коснуться Интернета. На протяжении последних лет администрация США неоднократно выказывала своё безпокойство и осуждала блокирование отдельных сайтов, а также различные законодательные акты, связанные с какими-либо ограничениями в Сети. Конечно, свободный доступ к информации и свобода слова – это хорошо. Но возникает справедливый вопрос: почему осуждение ограничения доступа идёт как-то выборочно? Почему одним странам нельзя делать это ни под каким предлогом, а другие вольны ограничивать всё что угодно? Кроме того, на память приходят обвинения в адрес Китая. Несмотря на почти полную самодостаточность китайского интернет-пространства, в котором есть свои почтовые сервисы, поисковики, энциклопедии и даже социальные сети, США продолжают обвинять Пекин в ограничении свобод граждан в Сети. Напрашивается соответствующий вывод: американцы, наверное, полагают, что тот самый свободный доступ должен осуществляться не вообще, а только в отношении ряда сайтов. Если этот вывод соответствует истинным целям борцов за свободу Интернета, то можно составить примерный список сайтов, через которые «цифровые дипломаты» продвигают свои идеи.

Второе направление продвижения взглядов США касается самой простой пропаганды. Этот вариант Digital Diplomacy подразумевает как прямое высказывание позиции страны, так и скрытое. В первом случае «вещание» происходит через сайты посольств, официальные их группы в социальных сетях и т.д. Подобный подход позволяет не только информировать целевую аудиторию пропаганды, но и быстро фиксировать результаты последней, анализируя комментарии и реакцию людей. Конечно, прямая связь местного населения с зарубежными дипломатами имеет свои минусы, как то специфическое возприятие получаемой информации или вовсе недоверие к ней. В то же время, главным преимуществом продвижения идей в социальных сетях является возможность быстрой обратной связи. Подобные сервисы, кроме того, позволяют, что называется, обкатывать методы и тезисы перед их «вбрасыванием» в полноценные средства массовой информации.

Следующая методика пропаганды является более привычной и касается применения средств массовой информации. Ещё в начале двухтысячных годов США стали организовывать трансляции своих теле- и радиостанций в Интернете. В последние пару лет кроме существовавших СМИ было создано ещё несколько новых. Большая часть новых каналов направлена на ближневосточный регион. Кроме того, некоторая часть программ этих станций время от времени разпространяется при помощи популярных видеохостингов, например, Youtube. Стоит отметить, данное направление «цифровой дипломатии» оказывается наиболее доходчивым и перспективным. Кроме того, главой государственной организации, которая курирует трансляции международных СМИ, была назначена Дж. Макхейл, ранее занимавшая высокие посты в медиаконцерне Discovery. Очевидно, этот человек обладает достаточным опытом для выполнения задач по завоеванию интереса потенциальных зрителей. При этом интересны высказывания Макхейл по поводу текущих проблем Digital Diplomacy. По её мнению, главными загвоздками на пути продвижения американских идей в Интернете являются пропаганда и агитация международных террористических организаций и влияние крупных зарубежных государств на свои регионы (Россия влияет на СНГ, Китай на Юго-Восточную Азию, а Иран – на Ближний Восток). Менее серьёзными проблемами являются ограждение стран от вещания некоторых радио- и телеканалов. Так, сравнительно недавно Таджикистан и Узбекистан – эти страны по логике Дж. Макхейл входят в зону влияния России – запретили трансляцию «Радио Свобода» на своих территориях, в связи с чем вещание станции на узбекском и таджикском языках было перенесено в Интернет.

Третье направление Digital Diplomacy в некоторой мере касается второго, но изпользует другие каналы пропаганды. Как известно, для создания какой-либо группы лиц вовсе не нужно «приводить за руку» каждого. Достаточно найти нескольких активистов, что называется из народа, которые станут пропагандировать нужные идеи и находить новых сторонников. Ещё осенью 2010 года такая методика получила официальное одобрение руководства США. Программа Государственного департамента под названием Civil Society 2.0 («Гражданское общество, версия 2.0») имеет довольно интересные цели. В ходе её воплощения американские специалисты находят активистов в других странах и обучают их азам пропаганды в социальных сетях и блог-платформах, в том числе и с изпользованием специального программного обезпечения. После этой подготовки активисты могут выполнять выдаваемые им задания, причём делать это в определённой мере эффективнее, чем американские специалисты. Дело в том, что свежеобученные зарубежные «пропагандисты» по определению лучше знают обстановку в своей стране, чем заокеанские инструкторы или методисты. Согласно ряду източников, в программу обучения пропагандистским технологиям среди прочего входят и курсы по шифрованию передаваемых данных, преодолению имеющихся виртуальных барьеров и т.д. Естественно, подобные слухи, даже не получив подтверждения, могут наводить на определённые мысли.

Как видим, идея «цифровой дипломатии» не так уж плоха, как кажется на первый взгляд. Интернет-технологии уже стали привычной частью жизни множества людей и их разпространение только продолжается. До определённого времени крупные государства не обращали должного внимания на новое средство связи, одновременно являющееся, как потом оказалось, ещё и хорошей платформой для пропаганды. Со временем понимание этих фактов дошло до ответственных лиц и почти все ведущие государства в той или иной мере стали реагировать на новые аспекты жизни общества. Больше всех в этом деле преуспели американцы: они не только занимаются «цифровой дипломатией», но и создали в составе вооружённых сил специализированное Киберкомандование. Что же делать другим странам? Ответ очевиден: догонять и при возможности перегонять Соединенные Штаты. Прошлогодние события в арабском мире полностью показали потенциал организации различных «мероприятий» при помощи возможностей, которые даёт Всемирная сеть. Поэтому всем странам, которые в перспективе могут стать местом очередных массовых безпорядков, плавно переходящих в государственный переворот, нужно в самом ближайшем времени заняться тематикой информационной безопасности, а затем начать формирование своих «ударных сил» в Интернете. Практика показывает, что простое отключение доступа к тому или иному ресурсу не имеет должного эффекта: при желании и соответствующих возможностях неугодные существующей власти пропагандистские сайты могут появляться регулярно и в большом количестве. Кроме того, возможности подобных «интернет-партизан», в отличие от властей, не ограничены законодательством и сложными бюрократическими процедурами по прекращению предоставления доступа к ресурсу. Поэтому для обезпечения информационной безопасности необходимо создание соответствующих государственных структур, которые будут иметь связь и взаимопонимание с крупными компаниями, работающими в сфере высоких технологий. США уже пошли по этому пути и вряд ли кто-то сможет сказать, что такое решение не было правильным.

Кирилл Рябов

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь