Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Павианство в обществе, или у кого круче материальные причиндалы

Каждый строй индивидуальной психики, в своих массовых проявлениях, порождает особый тип коллективной психики. И управление жизнью индивидов и обществ под воздействием коллективного безсознательного каждого из них различно. Но и принципы построения коллективной психики носителями каждого из типов строя психики также различны.

В животном мире тоже складывается коллективная психика. При этом она имеет два ярко выраженных уровня: уровень общевидовой и уровень стаи, стада, семьи (в зависимости от того, как живёт тот или иной вид). Общевидовой уровень мы разсматривать не будем, поскольку это требует разсмотрения самоуправления биосферы планеты как единого целого на длительных интервалах времени, соизмеримых с продолжительностью геологических эпох, что выходит за тематику настоящей записки.

Во многих, если не в большинстве, животных видах при разсмотрении парных отношений всякая самка, как продолжательница рода, обладает более высоким иерархическим статусом, нежели всякий самец. При разсмотрении же групповых отношений в стаде, стае, семье (в зависимости от того, какой образ жизни характерен для того или иного вида) в текущих делах (относительно более высокочастотных по отношению к длительности цикла «зачатие — беременность — вскармливание и воспитание потомства — новое зачатие») более высоким иерархическим статусом нежели самки обладает только один из самцов — вожак стаи. При этом максимальная численность стаи обусловлена некоторой интенсивностью общения в ней всех со всеми остальными под общим водительством вожака; если численность стаи превосходит некий максимум, при котором интенсивность общения падает ниже критического предела, то лишние либо изгоняются, либо погибают под воздействием коллективной психики стаи, либо стая распадается на две, если есть кому возглавить каждую из частей прежней стаи (стада), а состояние биоценозов допускает дальнейшее размножение популяции это вида.

В обществах, в тех его социальных группах, которые живут на основе животного строя психики, эти наиболее общие закономерности сохраняются. При этом общевидовые инстинктивные программы поведения находят своё продолжение в культуру, в которой их можно выявить, переведёнными на другой «язык». Так в стаде павианов выстраивается иерархия их “личностей” на основе выявления того, кто кому безнаказанно демонстрирует половой член, а кто согласен с этим или по слабости вынужден принимать это как должное. Это стадное обезьянье «я на всех вас член положил» + подневольность психики «член положивших» весьма узкому кругу самок, вертящих «членами» вожаков, продолжаясь с инстинктивного уровня психики в более или менее свободно (деятельностью разума) развиваемую культуру тех, кому Свыше дано быть людьми, обретает в ней свои оболочки (большей частью нормы этикета: молчаливо традиционные и гласно юридические; к этой категории принадлежат женская мода, средства макияжа и украшения, и особенно — высокая мода), которые только и меняются на протяжении исторического развития общества человекоподобных с количественным преобладанием в нём животного строя психики.

В общем-то на этой психологической основе складываются отношения в клановых системах организованной преступности — верхушках мафий и в бандформированиях, чей масштаб деятельности помельче. То же касается и неподотчётных законодательству традиционных “элитарных” семейно-клановых образований, контролирующих те или иные отрасли в общественной жизни всякого толпо-“элитарного” общества: политику, науку, искусства и т.п. Однако есть предел интенсивности личного общения, который не позволяет распространиться на жизнь всего народа этой динамичной системе выяснения отношений «кто на кого и что в праве положить». В пределах социальной системы, где личное общение всех между собой невозможно как вследствие превышения критической для этого максимальной численности, так и вследствие географической разобщённости индивидов, появляются надстроечные (по отношению к низовому уровню первичной стаи) уровни иерархии, в которых уже вожаки разных “стай” и “стад” выясняют среди себя, «кто на кого вправе член положить», а кто должен этому подчиниться вместе со всей своей “стаей”. 

(В частности посвящение в рыцари во времена средневековья сопровождалось возложением меча на правое плечо возводимого в рыцарское достоинство. В менее возвышенных формах, обнажающих инстинктивную подоплёку внешне торжественного ритуала, всё посвящение в рыцари сводится к одной фразе: “Я на вас меч положил и ваш долг служить мне”, — в которой осталось одно слово из трёх букв заменить другим словом из четырёх букв (либо из трёх), после чего “элитарный” ритуал посвящения в рыцари будет неотличим от наведения порядка “главным” павианом в его стаде.)

 

Сами понимаете, что при таком характере отношений в органах власти, курирующих разные регионы государства и отрасли общественной жизни и производства, безкризисное развитие общества на интервалах времени, соизмеримых и превосходящих продолжительность активной жизни вожаков, невозможно, поскольку система самоуправления общества перестраивается после каждого выяснения вожаками стай «кто на кого в праве член положить». При этом архитектура управленческих структур общества в целом выражает не полную функцию управления, не долговременные общественные интересы в целом, а сложившуюся на данном интервале правления иерархию вожаков “стай”, “главный павиан” в которой стремится подчинить себе всё и регулирует отношения между остальными вожаками рангом помельче.

Этот процесс выяснений иерархических отношений между вожаками надстроечных уровней иерархии “стай” (вплоть до встреч «большой восьмёрки» — “руководителей” наиболее экономически развитых стран) относительно низкочастотный по отношению к процессам, локализованным в “первичной стае”, и в нём формируются зомбирующие программы, единые для всего общества, которые блокируют знаковой традицией обозначения принадлежности к тому или иному социальному слою (“стае”) всю инстинктивно-естественную динамику неизбежного выяснения иерархического статуса между двумя ранее незнакомыми индивидами.

(Ранее эту нагрузку несли узоры и прочие детали в национальных костюмах, по которым знающий эту символику встречный мог прочитать почти всю биографию обладателя костюма, определить его иерархический статус и соотнести его с собственным статусом. Ныне же получаются иногда анекдотичные вещи, когда модельеры заимствуют какие-то узоры для современных моделей из доставшихся им от этнографов коллекционных образцов. По телевидению был показан пример такого рода: один из представителей коренных народов российского Севера высказался в том смысле, что ему смешно видеть парня в шубе с узором под местный колорит, который гласит, что обладатель шубы — женщина, второй раз за мужем, и мать двоих детей.

Аналогичное назначение имели и некоторые традиции татуировки и украшений в первобытных культурах у народов с более жарким климатом. 

Ныне эта функция обозначения иерархического статуса, в которой выражается животный строй психики, во многом перешла к потребительским стандартам социальных групп: квартира с евроремонтом и 600‑й «Мерседес» — это одно; коммуналка или хрущёвка и езда на ушастом «Запорожце» — на “дачу”, и на работу — в общественном транспорте — это другое.)

ДОТУ

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь