Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Реальная подоплёка борьбы с офшорами

На протяжении последних недель одним из топовых сюжетов является борьба западных наднациональных и национальных институтов с офшорами. На постсоветском пространстве данная тема оказалась в эпицентре внимания, поскольку "наши" олигархи рискуют потерять значительную часть своих капиталов.

В этом контексте всплыл один занимательный сюжет, который привлёк внимание блогеров и стал повод для многочисленных дискуссий относительно того, как можно выбраться из-под долгового диктата МВФ и прочих западных институтов.

Речь идёт об истерике вокруг Исландии относительно того, как маленькая страна «избавилась от диктата МВФ».

Для того, чтобы понять произходящее сегодня в финансовом мире нужно возвратиться к нашей недавней истории. Речь идёт о последних годах СССР.

Когда СССР умирал, то партноменклатура оказалась перед простой дилеммой, которую я детально разсмотрел в интервью «Вторая украинская республика: от рассвета до заката». Советская элита в 89-90 годах решала главный вопрос — как сохранить контроль над экономическими активами в условиях нарастающего кризиса системы. Рецепты либерализации экономики, предлагаемые западными советниками ей очень импонировали, но было одно существенное препятствие — наличие огромных денежных вкладов советского среднего класса. Эти вклады возникли из-за товарного дефицита, который советская экономика не могла перекрыть. Поэтому капитал советского среднего класса шёл в Сбербанк. Элита понимала, что если начать честную приватизацию, то у населения есть достаточно средств, чтобы активно в ней участвовать. Из этого вытекало масса рисков для партноменклатуры, поскольку она могла реально потерять контроль над активами, либо получить далеко не то, что могла. Самое главное, что мог появиться класс мелких собственников обеспеченный реальными активами. Из его среды могла сформироваться контрэлита, опирающаяся на реальную мощную прослойку общества.

Я не уверен, что партноменклатура думала именно так и в таких категориях, но я абсолютно уверен, что её целью было именно в этой плоскости целеполагания.

Смотрите дальше, что произошло и как советский средний класс красиво и технично вывели из игры.

Сначала провели реформу Павлова, которая позволила изъять значительные излишки капитала.

Потом, после развала СССР организовали гиперинфляционный шок, который сжёг остатки накоплений.

Теперь ответьте на вопрос, кто остался на коне? Правильно, на коне оказался тот, кто управлял эмиссией. Основные состояния делались на способности получить быстрый кредит в купонах, чтобы перевести его в твёрдую валюту, которая дальше пускалась на скупку бросовых активов. Спустя короткое время купоны превращались в бумагу, которая отдавалась кредитору или вообще не отдавались.

Большая часть населения была выведена из реального механизма приватизации, поскольку у неё не было каких-либо средств. Партноменклатура, перекрасившаяся в различные партийные цвета, сохранила контроль на государственной системой и экономикой.

На глобальном уровне сегодня произходят точно такие же процессы.

Есть сформировавшаяся глобальная элита, представленная в ядре крупными олигархическими семействами, контролирующие ключевые транснациональные корпорации.

Сегодня она столкнулась с проблемой потери управляемости, которая чревата различными рисками. Нужно решить проблему этих рисков таким образом, чтобы на выходе сохранить, а лучше усилить контроль над мировой экономикой и создать политические институты, которые позволят управлять шариком как одной системой, каковой он и является.

Препятствием являются субъекты в лице крупных государств (Китай, прежде всего, частично Россия), связанные с этим субъектами региональные элиты плюс просыпающиеся массы, которые в силу глобализации стали изпытывать на себе давление самых разнообразных факторов. Ни у кого нет готовых решений, но все будут пытаться выжить за счёт других.

Вот здесь появляется Исландия. Когда начался кризис, её финансовая система оказалась в зоне риска, потому что сбережения в её банках составляли 1000% от ВВП. Проблемой было то, что значительная часть сбережений принадлежала вкладчикам из Британии и Нидерландов. Чтобы спасти национальную систему правительство отказалось выплачивать деньги иностранным вкладчикам. В результате сегодня соотношение вкладов к ВВП уменьшилось до 200%. Дальше начинается истерика относительно примера Исландии и как мы его должны реализовать.

Скажите, вы серьезно думаете, что Исландию не могли стереть в порошок, как Каддафи? Ладно, зачем воевать, можно просто наложить ограничение на продажу рыбы в Британию или в Европу, или в США. Ввести финансовые санкции. Скажите, как вы думаете, как долго может продержаться страна с населением в 300 тыс. человек, которая имеет ограниченные источники получения доходов (рыба, туризм, минералы плюс финансовые услуги, которые накрылись)? Очевидно, что любая блокада привела бы к существенному понижению уровня жизни в Исландии. Да, забыл Исландия — единственный член НАТО, который не имеет постоянных ВС. Она не может себя защитить в принципе.

Почему тогда западные банки проглотили такую подачу Исландии?

Во-первых, потому что количество вкладчиков в исландских банках не было таким критическими для глобальной банковской системы.

Во-вторых, потому что Исландия показала путь к Кипру.

Теперь риски становились проблемой вкладчиков, а не банков. Ровно также, как все риски развала системы понесли на себе представители советского среднего класса.

Что мы наблюдаем последние 5 лет?

Мы видим, как ЦБ проводят эмиссию, которой накачивают крупные банки, попавшие в проблемную зону. Как и у нас, тот кто стоит у печатного станка, тот получает возможность выжить.

Однако, этого недостаточно. Экономические проблемы приводят к дефициту капитала. Это ведет к росту проблем в реальном секторе Еврозоны, а также по всем ключевым экономикам.
В этих условиях, те, кто имеет капитал, могут принять участие в перераспределении экономических активов.

Кто имеет капиталы? Различные суверенные фонды, олигархи из стран второго и третьего мира, включая постсовок, которые размешали свой капитал в западных банках.

Образно говоря, эти субъекты и есть тот самый глобальный «средний класс», который может поучаствовать в переделе активов, изпользуя проблемы ядра мировой системы.

Что начинает делать глобальная партноменклатура? 

А) Она начала «реформы Павлова», когда по тем или иным предлогом происходит изъятие «чужого капитала».

Б) Она накачивает ликвидностью свои структуры, чтобы те обрели устойчивость в условиях кризиса. Ровно то, что делали наши «Пинзеники».
В) Она готовит инфляционный шок, который будет привязан к какому то конфликту (там) в Евразии. Иран, КНДР и другие узловые точки могут создать
инфляционный шок, связанный с ростом цен на нефть и другие ресурсы с последующим их обвалом, что будет вгонять сырьевые экономики второго и третьего мира в спираль, ослабляя их сопротивляемость новому порядку.

Мы всего лишь были пионерами и должны поведать миру, что его ждёт.

Юрий Романенко, "Хвиля"

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь