Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Украинских детей готовят для продажи, качественно и недорого

Проблема международного усыновления детей периодически появляется и исчезает из фокуса общественного внимания. Но в идеологических спорах и юридических диспутах, как правило, остаются за кадром сами судьбы усыновлённых иностранцами и потерянных для Украины детей.

Поддаваясь на посулы и давление безплодных сытых бюргеров, наша страна лишается возможности их защитить.

Не хочешь — заставим

В Верховной Раде Украины уже в седьмой раз на разсмотрении находится проект закона «О присоединении Украины к Конвенции о защите детей и сотрудничестве по вопросам международного усыновления», якобы направленный для «обезпечения межгосударственного усыновления в высших интересах ребёнка».

Для имплементации этой конвенции параллельно на разсмотрение парламента  подан и президентский законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи с присоединением Украины к Конвенции о защите детей и сотрудничестве по вопросам межгосударственного усыновления».

В соответствии с этим пакетом документов, ребёнок может быть усыновлён гражданами иностранного государства, которое является участником Конвенции о защите детей и сотрудничестве по вопросам межгосударственного усыновления, или государства, с которым Украина заключён международный договор о сотрудничестве по вопросам усыновления, согласие на обязательность которого дано Верховной Радой Украины.

Представлять интересы иностранных усыновителей смогут организации из государств-участников конвенции в порядке, установленном Кабинетом Министров Украины. Кроме того, Украина предлагает позволять выезд ребёнка за рубеж только после вступления в силу судебного решения о его усыновлении и давать разрешение на деятельность иностранного агента на своей территории только в том случае, если он будет отслеживать судьбу усыновлённого ребёнка.

На первый взгляд, все выглядит достаточно благополучно, тем более что активные лоббисты ратификации конвенции в качестве аргументов в пользу данного документа выдвигают то, что будет усовершенствован контроль за судьбой усыновлённых детей и это позволит ликвидировать деятельность криминальных посредников, заполонивших «детский рынок» Украины.

Что же в таком случае стало причиной настолько упорного отклонения парламентом этого международного документа и столь же упорного его протаскивания органами исполнительной власти Украины? Ведь упомянутая конвенция – единственный в истории страны документ, который шесть раз был отклонён Верховной Радой, в последний раз уже нынешним созывом высшего законодательного органа страны («за» высказалось всего 123 народных депутата из 413 зарегистрированных: 11 «регионалов», 60 от «Батькивщины», 35 – от «УДАРа», 17 – внефракционных. В полном составе не голосовали фракции «Свобода» и КПУ). В результате  конвенция была отправлена на повторное первое чтение в нарушение норм Регламента ВР.

Минус учёт и контроль

В отличие от большинства аналогичных актов международного права, «Конвенция о защите детей и сотрудничестве по вопросам международного усыновления» не даёт присоединяющимся к ней государствам права делать юридически обязательные оговорки. Предполагаются только ни к чему не обязывающие заявления. И, хотя Украина сделала их много, положений, нарушающих права усыновлённых детей, остаётся ещё больше. 

Информацию об усыновлённом ребёнке можно будет получить лишь в случае, если законом принявшей его страны это позволено, да и то изрядно попотев, чтобы в каждом конкретном случае доказать обоснованность интереса Украины к судьбе своего маленького гражданина

В частности, статья 9 конвенции определяет, что «центральные органы власти принимают… все необходимые меры», чтобы «отвечать, насколько это позволено законодательством их страны, на обоснованные запросы… о конкретном случае усыновления».

В переводе с юридического на русский это означает, что информацию об усыновлённом ребёнке можно будет получить лишь в случае, если законом принявшей его страны это позволено, да и то изрядно попотев, чтобы в каждом конкретном случае доказать обоснованность интереса Украины к судьбе своего маленького гражданина. А статья 20 и вовсе сводит на нет возможности получить данные о ребёнке: информация о ходе усыновления и обустройстве ребёнка должна даваться только в том случае, если требуется изпытательный срок.

Возможна и «выписка детей по каталогу», как пиджака или набора кухонных полотенец. Ведь статья 19 конвенции не гарантирует участия усыновителей в процессе усыновления ребёнка. Украинская сторона, конечно, сделала заявление, что проживающий в Украине ребёнок может выехать с её территории только после вступления в силу решения суда об усыновлении этого ребёнка. Но эта мера не защитит детей от возможности участия посредников в схеме усыновления и передачи ребёнка из рук в руки уже за рубежом.

Так, в соответствии с 21 статьей конвенции, если будет установлено, что пребывание ребёнка с усыновителями не соответствует его «высшим интересам», возможно изъятие ребёнка у усыновителей и обезпечение ему временной опеки, организация (по согласованию со страной происхождения ребёнка) нового усыновления или долгосрочной опеки. Речь идёт о системе ювенальной юстиции, которая в развитых странах позволяет изымать из семей сотни тысяч родных детей, не говоря уж о сиротах-иностранцах. В результате маленький украинец может попасть куда угодно: от однополой пары до сектантов-мормонов.

На этом фоне меркнут все заклинания лоббистов конвенции в Украине, утверждающих, что справедливый украинский суд всесторонне разсмотрит кандидатуры усыновителей и отдаст ребёнка только в «добрые руки». Опустив возникшую ассоциацию с объявлениями о раздаче котят, обратим внимание на другое. Заботясь о безперебойных поставках детей за границу, сторонники конвенции скромно умалчивают о полном отсутствии юридически прописанной процедуры возвращения в Украину детей, усыновлённых по решению украинского суда, в случае, если усыновители оказались недобропорядочными, что прямо следует из логики внесённой Украиной поправки.

Конвенция никаких практических механизмов не предлагает, а двусторонние договоры у Украины со странами-реципиентами детей отсутствуют. То есть, на практике будут применяться как раз положения упомянутой 21 статьи, позволяющей пускать детей по рукам.

Синдром отчуждённости по-украински

На сегодняшний день в мире усыновлён 21 тыс. 321 украинский ребёнок. Более половины украинских детей, усыновлённых иностранцами, оказались в семьях граждан США. Так, в 2012 году из 806 детей,  усыновлённых иностранцами, 480 находятся именно в  американских семьях. Всего на консульском учёте в этой стране находятся 8 250 усыновлённых детей. Ввозят маленьких украинцев также Израиль, Италия, Испания, Франция, Германия, Бельгия и Швейцария. При этом о судьбе 1389 детей консульским службам вообще ничего не известно,  хотя по украинскому законодательству до 18 лет они являются гражданами Украины.

Представители МИД Украины постоянно бьют тревогу по поводу изчезновения детей, отказов усыновителей предоставлять информацию об условиях содержания и состоянии здоровья ребёнка, повторных усыновлений и т.д.

Если СМИ переполнены примерами издевательств приёмных родителей-иностранцев над российскими детьми, то об украинских сиротах говорится очень мало. Это говорит о полном отсутствии контроля украинских властей за судьбой своих несовершеннолетних граждан.

Между тем, судьба этих детей часто очень трагична. Например, гражданин США Джон Волтер Крюгер, усыновивший в 2002-2003 гг. трёх украинских мальчиков, был обвинён американской полицией в сексуальных издевательствах над приёмными сыновьями. К счастью, эти маленькие дети были возвращены домой.

Но сколько таких ужасных историй неизвестны украинским дипломатам, не знает никто. Упомянутый Крюгер в  интернете открыто советовал своим соотечественникам не переживать по поводу отсутствия сексуального партнёра, так как его можно без особых проблем найти в Украине, усыновив там за деньги маленького ребёнка. Велико ли количество его последователей, и для каких целей вообще массово усыновляют украинских детей, неизвестно.

Обращает на себя внимание и другой факт. Если СМИ переполнены примерами издевательств приёмных родителей-иностранцев над российскими детьми, то об украинских сиротах говорится очень мало. Очень сомнительно, чтобы зверства избирательно применялись только в отношении маленьких россиян. Скорее, это говорит о полном отсутствии контроля украинских властей за судьбой своих несовершеннолетних граждан.

А контролировать есть что. Помимо вопиющих примеров изуверств в отношении детей, западная цивилизация имеет и весьма экзотические методики воспитания. В частности, в США во время судов над приёмными родителями выявилось существование методики «Attachment Therapy» (терапия нарушения привязанности). Её адепты настаивают на том, что все приёмные дети страдают синдромом нарушения привязанности, независимо от того, в каком возрасте они попали в детский дом. А значит, родители не виноваты в том, что у них не получается наладить контакт с такими детьми. В качестве «лечения» предлагаются жестокие наказания: детей заставляют стоять под холодными душем, полоскать рот острым соусом, бегать десятки километров, до изнеможения отжиматься, ночевать в собачьей будке и т.д.

Американская правозащитная организация  Advocates for Children in Therapy приводит и более ужасные примеры пыток детей. На коврик кладут маленькую девочку лет семи, на неё сверху ложится крупная женщина около 100 кг веса. Девочка кричит от боли, ей тяжело, она почти задыхается. Женщина в это момент орёт на неё: «Ты прекратишь так себя вести?».

Оказалось, что эта «педагогическая находка» принадлежит Нэнси Томас, бывшему инструктору по тренировке собак, которая в своих лекциях утверждает:  «Бывает, ребёнок совсем выходит из-под контроля. Тогда мы садимся на ребёнка. Я раньше это проделывала с собаками, и это намного опаснее — с их клыками и когтями, чем с ребёнком. Я беру хорошую книгу и читаю её, пока сижу на ребёнке».

Стоит ли ради одной из тысячи трогательных историй об излечении ребёнка-инвалида иностранным усыновителем подвергать риску такого «воспитания» десятки тысяч маленьких существ?

Кому выгодно

Провальное голосование за конвенцию и её отправка на повторное первое чтение стали одним из немногочисленных примеров, когда фракция Партии Регионов голосует против внесённого своим почётным председателем законопроекта. Но всё становится ясным, если проанализировать, кто именно является главными в стране лоббистами скандальной конвенции. Это, по словам первого омбудсмена Украины Нины Карпачёвой, уполномоченный Президента Украины по правам ребёнка Юрий Павленко, давний соратник Виктора Ющенко и «кадр Майдана», а также поменявшая несколько «оранжевых» партий Леся Оробец, которой наличие двух дочерей не мешает лоббировать торговлю чужими на международном рынке. Любопытно и то, что во время одной из безуспешных попыток протащить ратификацию конвенции в парламенте, законопроект в полном составе поддерживала фракция «Наша Украина».

Желание Ющенко и его верных соратников помочь соотечественникам жены «великого пасечника» разжиться украинскими детьми вполне понятно. Как и активизация усилий по упрощению процедуры продажи детей в аккурат после принятия Россией закона, запрещающего американским гражданам усыновлять российских детей. Но зачем Виктору Януковичу вступать в конфликт с собственной фракцией и избирателями и входить в историю в качестве международного торговца маленькими обездоленными существами, непонятно совершенно.

Гораздо проще более взвешенно подходить к подбору кадров президентской ад-мини-страции.

Александр Горохов

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь