Еврофашизм как средство американской агрессии

Изпользование нацистов и религиозных фанатиков в интересах подрыва политической стабильности в различных регионах мира — излюбленный способ американских спецслужб, который они практикуют против России на Кавказе, в Средней Азии, а теперь уже и в Восточной Европе. Инициированная ими с поляками и еврочиновниками программа Восточного партнёрства изначально была нацелена против России с целью отрыва от неё бывших союзных республик. Этот отрыв юридически закрепляется созданием ассоциаций этих государств с ЕС, для политического обоснования которых нагнеталась русофобия и мифология о европейском выборе. Последний искусственно противопоставляется евразийской интеграции, которая ложно преподносится западными политиками и СМИ как реставрация СССР.

США считают главной угрозой осуществлению своих планов установления контроля евробюрократии над постсоветским пространством процесс евразийской интеграции, успешно развивающийся вокруг Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Для пресечения участия в этом процессе Украины США и ЕС вложили миллиарды долларов на создание сетей антироссийского влияния. Параллельно, опираясь на подконтрольные американским медиа-магнатам СМИ, США натравливают европейских чиновников на Россию в целях изоляции бывших союзных республик от евразийского интеграционного процесса. Порождённая ими программа Восточного партнёрства стала ширмой для агрессии против России на постсоветском пространстве. Эта агрессия ведётся в форме принуждения постсоветских государств к ассоциации с ЕС, в рамках, которой они передают суверенные функции торгово-экономической, внешней и оборонной политики Еврокомиссии.

Ни в одной из бывших союзных республик программа Восточного партнёрства не увенчалась безконфликтным демократическим правовым решением. Белоруссия уже сделала свой выбор, создав с Россией Союзное государство. То же относится к Казахстану, образовавшему с Россией и Белоруссией Таможенный союз. Армения и Киргизия приняли решения о присоединении к нему. Гагаузия отказалась воспринять русофобию в качестве основы молдавской политики, проведя референдум о том же и поставив под сомнение легитимность европейского выбора Кишинёвом. Этот выбор последовательно отвергается Приднестровьем, которое считается частью Молдавии. Это не помешало европолитикам подписать с подконтрольным правительством Молдавии Соглашение об ассоциации, провоцируя тем самым окончательный раскол страны. Единственная республика, принявшая относительно легитимное решение о создании ассоциации с ЕС – Грузия – расплатилась за европейский выбор своего руководства экономической катастрофой и частью территории, населённой несогласными жить под еврооккупацией гражданами. Тот же сценарий сегодня навязывается Украине с потерей части территории с гражданами, не приемлющими европейский выбор своего руководства, а также с погружением в экономическую и гуманитарную катастрофу.

Принуждение Украины к ассоциации с ЕС замешивается на русофобии как реакции уязвлённого украинского общественного сознания на решение крымчан о воссоединении с Россией. Поскольку большинство украинцев всё ещё не разделяет себя с Россией, им навязывается восприятие этого эпизода как агрессии России, аннексировавшей часть их территории. Именно об этой угрозе говорил Бжезинский, рассуждая о финляндизации Украины в целях анестезии сознания российской политической элиты в ходе американской операции по отсечению Украины от исторической России25. Под этой анестезией российскому общественному сознанию вменяется чувство вины за мифическое угнетение украинского народа, а последнему – чувство ненависти к России, с которой он якобы боролся за Мало- и Новороссию.

Происходящая сегодня антироссийская истерия украинских СМИ, поражающая своей оголтелой русофобией, только поверхностному наблюдателю кажется спонтанной реакцией на крымскую драму. На самом деле на наших глазах происходит формирование украинской версии еврофашизма как главного орудия разжигания мировой войны против России.

К сожалению, «история учит тому, что она ничему не учит». Это беда для Европы, которая неоднократно сталкивалась с протофашистской моделью власти, которая сформировалась на Украине. Это симбиоз нацистов и крупного капитала. Именно этот симбиоз породил Гитлера, которого поддержала крупная немецкая буржуазия, соблазнившись в годы Великой депрессии возможностью под прикрытием национал-социалистической риторики заработать на госзаказах и милитаризации экономики. И не только немецкая, но и американская, и европейская. С гитлеровским режимом сотрудничали корпорации практически всех европейских стран и США.

Не все европейские лидеры-участники Мюнхенского сговора понимали, что вслед за факельными шествиями появятся печи Освенцима, и десятки миллионов людей погибнут в огне мировой войны. Сейчас то же самое происходит в Киеве, только вместо «Хайль Гитлер!» кричат «Слава героям!», прославившимся сожжением беззащитных белорусских женщин и стариков в Хатыни, резнёй польских крестьян на Волыни, расстрелом евреев в Бабьем Яру. При этом украинский олигархат, включая руководителя Объединённой еврейской общины Украины, президента Европейского еврейского союза (EJU), гражданина Израиля Коломойского, финансирует антисемитов и нацистов Правого сектора, составляющих силовую основу нынешней украинской власти. Спонсоры Майдана забыли, что в симбиозе нацистов и крупной буржуазии нацисты всегда подминают либеральных бизнесменов. Последним приходится либо самим становиться нацистами, либо покидать страну. Это уже происходит на Украине: оставшиеся там олигархи соревнуются с фюрерами правого сектора в русофобской риторике, а также в присвоении собственности сбежавших в Москву своих бывших партнёров.

Европейские политики, аплодирующие маниакальным призывам киевских фюреров бороться с российской «оккупацией» до последнего москаля, явно недооценивают опасности нацистов, которые всерьёз считают себя «высшей расой», а всех остальных, включая спонсирующих их бизнесменов — «нелюдями», по отношению к которым можно применять любые формы насилия. Поэтому в симбиозе нацистов и крупной буржуазии нацисты всегда побеждают буржуазию. Нет никаких сомнений, что если бандеровцев не остановить силой, то нацистский режим на Украине будет развиваться, расширяться, проникать всё глубже. Сомнение остаётся в отношении европейского выбора Украины, который всё больше отдаёт фашистским духом восьмидесятилетней давности.

Конечно, современный еврофашизм сильно отличается от своей немецкой, итальянской или испанской версий прошлого века. Европейские национальные государства ушли в прошлое, войдя в Евросоюз и подчинившись евробюрократии. Последняя стала ведущей политической силой Европы, легко подавляя претензии на суверенитет европейских государств. Эта сила заключается не в армии, а в монополии на эмиссию денег, масс-медиа и регулирование торговли, которые осуществляются евробюрократией в интересах крупного капитала. Во всех конфликтах с национальными государствами последнего десятилетия евробюрократия неизменно выходила победителем, навязывая европейским нациям свои технические правительства и свою политику. Последняя отличается последовательным отрицанием всех национальных традиций, начиная от норм христианской морали и заканчивая венгерскими шпикачками.

Универсальные безполые и безъидейные европолитики мало напоминают бесноватых фюреров «третьего рейха». Общим у них является лишь маниакальная уверенность в своей правоте и готовность к насильственному принуждению людей к повиновению. Хотя формы этого принуждения у современных еврофашистов стали куда более мягкими, методика остаётся жёсткой. Она не терпит инакомыслия и допускает применение силы вплоть до физического истребления несогласных с политикой Брюсселя. Может быть, десятки тысяч погибших в борьбе за насаждение «европейских ценностей» в Югославии, Грузии, Молдавии, а теперь уже и на Украине не столь впечатляют, как миллионы жертв немецко-фашистских захватчиков во Второй мировой войне. Но кто считал косвенные человеческие потери – от насаждения гомосексуализма и наркомании, разорения национальных производств, деградации культуры? Целые европейские нации исчезают сегодня в горниле евроинтеграции.

Фашизм в переводе с итальянского fascio означает союз, объединение. В современном понимании – это объединение без сохранения идентичности интегрируемых объектов: людей, социальных групп, стран. Нынешние еврофашисты стремятся уничтожить не только национальные экономические и культурные отличия, но и индивидуальное разнообразие людей, включая половозрастную дифференциацию. При этом агрессивность, с которой еврофашисты ведут борьбу за расширение своего пространства, подчас напоминает паранойю гитлеровцев, озабоченных завоеванием жизненного пространства для арийского сверхчеловека. Достаточно вспомнить истерики европейских политиков на Майдане и в украинских СМИ. Они оправдывали преступления сторонников евроинтеграции и огульно обвиняли несогласных с европейским выбором Украины в полном соответствии с методикой Геббельса, которая исходила из принципа: чем чудовищнее ложь, тем больше она похожа на правду.

Главным двигателем современного еврофашизма является евробюрократия, направляемая из Вашингтона. США всячески поддерживают расширение ЕС и НАТО на Восток, рассматривая их как важнейшие составляющие своей глобальной империи. Контроль США над ЕС осуществляется через наднациональные институты, которые подмяли под себя национальные государства-члены ЕС. Лишённые суверенитета в области экономической, финансовой, внешней и оборонной политики, они подчиняются директивам Еврокомиссии, которые принимаются под жёстким давлением США.

По сути, ЕС является бюрократической империей, форматирующей своё экономическое пространство в интересах американо-европейского капитала под контролем США. Как и всякая империя, она стремится к расширению, инструментом которого является втягивание близлежащих стран в ассоциации с ЕС с передачей их суверенитета Еврокомиссии. Для принуждения этих стран к превращению в колонии ЕС используется идеология страха перед внешней угрозой, в качестве которой подконтрольные американцам СМИ рисуют образ агрессивной и враждебной России. Под этим предлогом сразу же после распада СССР ЕС и НАТО оккупировали восточноевропейские страны для покорения Югославии, организовали войну на Балканах. Следующей жертвой еврофашизма стали прибалтийские республики, принуждённые к присоединению русофобствующими нацистами. Затем еврофашизм захлестнул Грузию, в которой нацисты под руководством США развязали гражданскую войну. Сегодня грузинский опыт применяется еврофашистами на Украине с целью принуждения её к ассоциации с ЕС в качестве управляемой территории и плацдарма для наступления на Россию.

Таким образом, совершающаяся на Украине катастрофа, по сути, может быть определена как агрессия США и их союзников по НАТО против России. Это современная версия еврофашизма, отличающаяся от её предшествующей ипостаси времён Второй мировой войны, применением «мягкой» силы с элементами вооружённых сил при крайней необходимости, а также использованием нацизма в качестве дополняющей, а не тотальной идеологии. Вместе с тем сохраняется определяющее свойство еврофашизма – разделение граждан на полноценных (придерживающихся европейского выбора) и неполноценных, у которых не должно быть прав на своё мнение и в отношении которых всё дозволено, а также готовность применения насилия и совершения преступлений против политических оппонентов.

С. Глазьев