Авторизация
Уважаемые Друзья! На сайте восстановлена система комментариев, поиска и авторизации.                                                            Друзья! Воспользовавшись обратной связью (ОС), можно оставить рекомендации как по обустройству сайта, размещению интересного контента, так и по развитию общественного движения.                                                            

Почему Жуков предал Сталина и пошел за Хрущевым?

В рамках этой статьи опускаю известное «трофейное дело», из-за которого Жуков, вагонами вывозивший для личного пользования имущество из Германии, мог затаить (и наверняка затаил) обиду на Сталина. Помимо этого есть еще кое-что.

В истории Великой Отечественной войны был один неафишируемый эпизод, огласка которого могла сильно ударить по авторитету Жукова - он несколько раз предлагал Сталину оставить Москву. Думаю, объяснять не нужно, что оставление столицы фашистам привело бы к поражению в Московской битве, к деморализации советских войск, и к вступлению в войну на стороне Германии Японии. Фактически, это могло обернуться скорым поражением СССР во всей войне.

О том, что Жуков предлагал Сталину сдать Москву, есть как минимум несколько свидетельств. Приведу самые важные из них, а затем объясню, что из этого следует.

Первый свидетель - маршал авиации Голованов. В своих мемуарах он описывает эпизод, произошедший в Ставке в разгар битвы за Москву. Сталину поступил звонок от комиссара Западного фронта, которым командовал Г.К.Жуков:

Шло обсуждение дальнейшего боевого применения дивизии. Раздался телефонный звонок... Звонил корпусной комиссар Степанов — член Военного совета ВВС. Он доложил Сталину, что находится в Перхушково (здесь, немного западнее Москвы, находился штаб Западного фронта).

— Ну, как у вас там дела? — спросил Сталин.

— Командование ставит вопрос, что штаб фронта очень близок от переднего края обороны. Нужно штаб фронта вывести на восток за Москву, а КП организовать на восточной окраине Москвы!

Воцарилось довольно длительное молчание...

— Товарищ Степанов, спросите товарищей — лопаты у них есть? — спросил спокойно Сталин.

— Сейчас... — вновь последовала долгая пауза. — А какие лопаты, товарищ Сталин?

— Все равно какие.

— Сейчас... — довольно быстро Степанов доложил: — Лопаты, товарищ Сталин, есть!

— Передайте товарищам, пусть берут лопаты и копают себе могилы. Штаб фронта останется в Перхушково, а я останусь в Москве. До свидания.

Главный маршал авиации А.Голованов, описавший в своих мемуарах этот эпизод.

Уже после войны маршалу Голованову попалась на глаза статья, в которой Жуков рассказывал о том, что это он принял решение не сдавать Москву. Писатель Ф. Чуев в своей книге описывает реакцию Голованова:

– Врет! – резко сказал Голованов и отбросил газету на скамейку электрички. – Он ставил перед Сталиным вопрос о том, чтобы перенести штаб Западного фронта из Перхушково за восточную окраину Москвы, в район Арзамаса. Это означало сдачу Москвы противнику... Кроме Степанова об этом знают Василевский и Штеменко. Жуков есть Жуков, но факт есть факт. А при встрече скажет, что либо такого не было, либо корреспондент не так написал.

Второй свидетель - упомянутый выше генерал Штеменко, занимавший во время войны должность начальника оперативного управления Генштаба. На одной из встреч с читателями он заявил:

Командный пункт Жукова в период угрожающего положения находился ближе к линии обороны. Жуков обратился к Сталину с просьбой о разрешении перевода своего командного пункта подальше от линии обороны, к Белорусскому вокзалу. Сталин ответил, что если Жуков перейдет к Белорусскому вокзалу, то он займет его место.

Генерал Штеменко, во время и после войны занимавший различные руководящие должности в Генштабе.

Третий свидетель - нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов, рассказывавший писателю Ф. Чуеву:

Вот говорят, Сталин не послушал Жукова, приказал не сдавать Киев, и говорят: Жуков прав. Но Сталин не послушал Жукова, предлагавшего фактически сдать Москву, но об этом не говорят. То, что пишут о Сталине, – самая большая ложь за последнее время.

Нарком иностранных дел СССР В.Молотов.

Есть еще несколько подобных свидетельств от лиц, занимавших менее значимые должности, но здесь я их опускаю. Обратите внимание, как вел себя Жуков - он не только сам предлагал Сталину сдать Москву, он еще и подставлял под удар других, например, поручая звонить Сталину корпусному комиссару.

Информация серьезная, потому привожу еще один эпизод из беседы писателя Ф.Чуева и маршала Голованова, в котором говорится на счет документального подтверждения озвученного:

– Жуков написал, что 6 октября 1941 года Сталин у него спрашивал, отстоим ли Москву, и Жуков твердо ответил: «Отстоим!» А ведь было так, что он прислал генерала Соколовского к Василевскому, чтобы тот в Генштабе принял узел связи для Западного фронта. Василевский с недоумением позвонил об этом Сталину, и тот дал нагоняй Жукову. Жуков предлагал сдать Москву, и так оно и было бы, если бы не Сталин.

– Но это надо подтвердить документально, – сказал я [Феликс Чуев].

– Как подтвердишь? - ответил Голованов. – Большинство документов, показывающих истинную роль Сталина в войне, сожгли при Хрущеве. Так были уничтожены три тома моей переписки со Сталиным. Умрет Василевский, умрет Голованов, умрет Штеменко, и никто не узнает истинную правду. А ведь этот факт нисколько не принижает роли Жукова, а показывает, сколько было сомнений и какими усилиями советского народа была достигнута победа под Москвой!

Маршал Жуков и маршал Голованов, июль 1943г., Брянский фронт.

Обратите внимание: Жукову никто его слабость под Москвой в упрек не ставил: в официальной военной литературе этой информации не было, Сталин об этом не распространялся. Очевидно, он не считал нужным придавать огласке подобную историю, дабы не бить по авторитету Жукова; в конце концов, не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Но не так благороден оказался маршал. Скооперировавшись с Хрущевым и приведя того к власти, Жуков уничтожил все компрометирующие себя документы; помог втоптать в грязь имя Сталина; все достижения Сталина приписал себе, все свои ошибки свалил на него; провозгласил себя (с помощью Хрущева) единственным и неповторимым «Маршалом Победы».

Как тут не вспомнить, что во время разбирательств по «Трофейному делу», Жукова обвиняли в раздувании своих заслуг и в том, что он присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения. Очень точная, показательная формулировка, подтвержденная дальнейшей биографией маршала.

Нет, я не ставлю под сомнение военные таланты Жукова. Прав Голованов, что даже желание сдать Москву не характеризует Жукова с плохой стороны, оно, скорее, показывает невероятную сложность обстановки того времени. Но каких-то человеческих качеств, чтобы понять это, маршалу не хватило; и признать, что товарищ Сталин в тот момент был по-мужски храбрее и по-военному дальновиднее, тщеславный Жуков не смог.

Верховный Главнокомандующий товарищ Сталин и его заместитель, маршал Жуков

Вот так и пишется история, не теми, кто действительно ее творил, а теми, моральные качества которых позволяют им, в угоду корыстным интересам, наплевать правде в лицо.

Почему об этом важно говорить? Потому что сегодня, чтобы не оставлять победу безликой, Жукова противопоставляют Сталину. Мол, это вопреки Сталину и благодаря Жукову мы победили в войне!

Ложь. Главный творец победы СССР - Сталин, за ним и благодаря ему - Жуков.

Кроме того, нужно уметь различать двух Жуковых. Первый, выдающийся советский полководец, был при Сталине. После смерти Сталина был второй - бездарный политический интриган. Какой из них заслуживает уважения, а какой нет, думаю, объяснять не нужно.

 Дмитрий Русский.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Если же Вы не зарегистрированы, то зарегистрируйтесь здесь

X

Обратная связь